Молния ! Получена копия тюремного дела ШКАПАР Ивана Ивановича.

ШКАПАР Иван Иванович —  1893 г.р ,латгалец , католик , был осуждён 4.10.38 г. внесудебным органом — Тройкой НКВД по НСО к 10 годам ИТЛ. 2 июля 1940 года погиб в СЕВВОСТЛАГЕ на прииске им.Чкалова .

65BBA237-013F-44D4-A9DC-EBD212EDFEC8
Фото из дела №3-24095. фонд 3 оп.1 специальные фонды ИЦ УМВД Росии по  Магаданской области.

ШКАПАР Иван Иванович родился в д. Шкапари-Лач Ливенгофской волости Двинского уезда Витебской губернии (ныне территория Латвийской республики). В Сибирь Шкапары переехали в 1909 году. В 1914 году ШКАПАР И.И как и многие его земляки был мобилизован на фронт, где получил звание унтер-офицера, пулевое ранение в правую руку и германский плен до 1919 года. По возвращению из плена работал в сельском хозяйстве. Более подробная биография Ивана Ивановича здесь.

Шкапар И.И
ШКАПАР Иван Иванович в 1919 году по возвращению из плена. Семейный архив.

Брата Ивана Ивановича Антона ШКАПАР  арестовали 23 ноября 1937 года в рамках «немецкой» операции и расстреляли 24 января в КЕМЕРОВСКОЙ ТЮРЬМЕ.

Ивана Ивановича и еще пятерых односельчан арестовали Тайгинские чекисты 7 июля 1938 года прямо в поле на покосе.

Дело полностью сфабрикованное Тайгинским РО НКВД во главе с начальником КУРТУКОВЫМ Н.М и оперуполномоченными УСТЮЖАНЦЕВЫМ и ЕФИМЕНКО было передано в Новосибирск на рассмотрение в Тройке НКВД по НСО.

541
КУРТУКОВ Никандр Михайлович — Начальник Тайгинского РО НКВД с марта 1938 года.

7 человек по общему групповому делу П-6446 были расстреляны в ТОМСКОЙ ТЮРЬМЕ, три человека в том числе и ШКАПАР Иван Иванович были осуждены на 10 лет ИТЛ.

У Ивана Ивановича остались жена и пять ребятишек. Больше они уже своего отца не увидели. В 1940 году 2 июля он погиб в лагере.

Постановлением Президиума Кемеровского областного суда от 27 мая 1959 года ШКАПАР Иван Иванович признан невиновным и реабилитирован.

image (21)
Семья ШКАПАР…..без отца.

Почти 80 лет родственники не знали место гибели ШКАПАР И.И. И вот благодаря нашей совместной работе было найдено тюремное дело Ивана Ивановича ШКАПАР.

Документы получены 25 декабря 2017 года в канун католического Рождества . Конечно это можно считать совпадением, но в моем расследовании их уже много….случайностей и совпадений, благодаря которым наше расследование движется вперед.

Изображение 002 (1)Изображение 003 (2)Изображение 004 (1)Изображение 005 (2)Изображение 006 (2)Изображение 007 (1)

Изображение 008 (1)
Выписка из протокола Тройки НКВД по НСО от 4.10.1938 года.

Изображение 009 (1)

Изображение 010 (1)
Постановление об избрании меры пресечения и предъявления обвинения ШКАПАР И.И утвержденное начальником Анжерского оперсектора БИРЮКОВЫМ и подписанное пом.оперуполномоченного УСТЮЖАНЦЕВЫМ. 8.08.1938 г. г.Тайга.

Изображение 011 (1)

Изображение 012 (1)
Справка об этапировании ШКАПАР И.И из КПЗ Тайгинского РОМ НКВД в ТОМСКУЮ ТЮРЬМУ, подписанная 12.07.1938 г. начальником Тайгинского РОМ НКВД ОКУЛОВЫМ Н.С.

Изображение 013Изображение 014Изображение 015Изображение 016Изображение 017Изображение 018Изображение 019Изображение 020Изображение 021Изображение 022Изображение 023Изображение 024

Изображение 028

Изображение 030
Отметка врача в деле о переводе ШКАПАР И.И на тяжелый труд от 22.10.1939 г.
Изображение 026
Акт о смерти от 2.07.1940 г.

 

Изображение 025
Извещение в Новосибирское УНКВД в 1-й Спецотдел о смерти ШКАПАР И.И.
Изображение 027
Акт о погребении от 2.07.1940 года.

АКТ                     п.д №271546

1940 года июля 2-го дня мы ниже подписавшиеся нач-ник л/п №3 ЖЕРНАКОВ, врач ШЕРСТЕНИКИН, л/староста ФАМИЛЬЦЕВ, рабочий СМИРНОВ, составили настоящий акт, в том, что сего числа был погребен труп з/к.

ШКАПОР Иван Иванович с 1893 г.рож.

ст. К.Р.Д  срок 10 лет. Труп погребен на

кладбище одного кл-ра (километра???) от вольного стана пр-ка

Чкалова в сторону пр-ка Большевик.

Труп зашит в мешковину, одет в нательное белье, руки сложены на груди, глаза закрыты, головой на север, на левой руке помещена бирка с указанными установленных данных (так в тексте ). Труп зарыт на глубину 1 м 75 см. В чем и составлен настоящий акт.

Нач-ник л/п №3                 подпись     ЖЕРНАКОВ

Врач                                      подпись   ШЕРСТЕНИКИН

Лаг. староста                     подпись    ФАМИЛЬЦЕВ

Рабочий                           подпись      СМИРНОВ.

 

О том какие были условия  на приисках СЕВВОСТЛАГА НКВД можно прочесть у В.Т. Шаламова в его «Колымских рассказах». Приведу отрывок:

«В лагере для того, чтобы здоровый молодой человек, начав свою карьеру в золотом забое на чистом зимнем воздухе, превратился в доходягу, нужен срок по меньшей мере от двадцати до тридцати дней при шестнадцатичасовом рабочем дне, без выходных, при систематическом голоде, рваной одежде и ночевке в шестидесятиградусный мороз в дырявой брезентовой палатке, побоях десятников, старост из блатарей, конвоя. Эти сроки многократно проверены. Бригады, начинающие золотой сезон и носящие имена своих бригадиров, не сохраняют к концу сезона ни одного человека из тех, кто этот сезон начал, кроме самого бригадира, дневального бригады и кого-либо ещё из личных друзей бригадира. Остальной состав бригады меняется за лето несколько раз. Золотой забой беспрерывно выбрасывает отходы производства в больницы, в так называемые оздоровительные команды, в инвалидные городки и на братские кладбища.

Золотой сезон начинается пятнадцатого мая и кончается пятнадцатого сентября — четыре месяца. О зимней же работе и говорить не приходится. К лету основные забойные бригады формируются из новых людей, ещё здесь не зимовавших…

…Через пять суток их выгрузили на суровом и мрачном таежном берегу, и автомашины развезли их по тем местам, где им предстояло жить — и выжить.

Здоровый деревенский воздух они оставили за морем. Здесь их окружал напитанный испарениями болот разреженный воздух тайги. Сопки были покрыты болотным покровом, и только лысины безлесных сопок сверкали голым известняком, отполированным бурями и ветрами. Нога тонула в топком мхе, и редко за летний день ноги были сухими. Зимой все леденело. И горы, и реки, и болота зимой казались каким-то одним существом, зловещим и недружелюбным.

Летом воздух был слишком тяжел для сердечников, зимой невыносим. В большие морозы люди прерывисто дышали. Никто здесь не бегал бегом, разве только самые молодые, и то не бегом, а как-то вприпрыжку.

Тучи комаров облепляли лицо — без сетки было нельзя сделать шага. А на работе сетка душила, мешала дышать. Поднять же её было нельзя из-за комаров.

Работали тогда по шестнадцать часов, и нормы были рассчитаны на шестнадцать часов. Если считать, что подъём, завтрак, и развод на работу, и ходьба на место её занимают полтора часа минимум, обед — час и ужин вместе со сбором ко сну полтора часа, то на сон после тяжелой физической работы на воздухе оставалось всего четыре часа. Человек засыпал в ту самую минуту, когда переставал двигаться, умудрялся спать на ходу или стоя. Недостаток сна отнимал больше силы, чем голод. Невыполнение нормы грозило штрафным пайком — триста граммов хлеба в день и без баланды…

…Раз в месяц лагерный почтальон увозил накопившуюся почту в цензуру. Письма с материка и на материк шли по полгода, если вообще шли. Посылки выдавались только тем, кто выполняет норму, остальные подвергались конфискации. Все это не носило характера произвола, отнюдь. Об этом читались приказы, в особо важных случаях заставляли всех поголовно расписываться. Это не было дикой фантазией какого-то дегенерата начальника, это был приказ высшего начальства…

…Если ко всему этому прибавить чуть не поголовную цингу, выраставшую, как во времена Беринга, в грозную и опасную эпидемию, уносившую тысячи жизней; дизентерию, ибо ели что попало, стремясь только наполнить ноющий желудок, собирая кухонные остатки с мусорных куч, густо покрытых мухами; пеллагру — эту болезнь бедняков, истощение, после которого кожа на ладонях и стопах слезала с человека, как перчатка, а по всему телу шелушилась крупным круглым лепестком, похожим на дактилоскопические оттиски, и, наконец, знаменитую алиментарную дистрофию — болезнь голодных, которую только после ленинградской блокады стали называть своим настоящим именем. До того времени она носила разные названия: РФИ — таинственные буквы в диагнозах историй болезни, переводимые как резкое физическое истощение, или, чаще, полиавитаминоз, чудное латинское название, говорящее о недостатке нескольких витаминов в организме человека и успокаивающее врачей, нашедших удобную и законную латинскую формулу для обозначения одного и того же — голода.

Если вспомнить неотапливаемые, сырые бараки, где во всех щелях изнутри намерзал толстый лед, будто какая-то огромная стеариновая свеча оплыла в углу барака… Плохая одежда и голодный паек, отморожения, а отморожение — это ведь мученье навек, если даже не прибегать к ампутациям. Если представить, сколько при этом должно было появиться и появлялось гриппа, воспаления лёгких, всяческих простуд и туберкулеза в болотистых этих горах, губительных для сердечника. Если вспомнить эпидемии саморубов-членовредителей. Если принять во внимание и огромную моральную подавленность, и безнадежность, то легко увидеть, насколько чистый воздух был опаснее для здоровья человека, чем тюрьма.»

ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ БЕЗ ВИНЫ ЗАМУЧЕННОМУ ИВАНУ ИВАНОВИЧУ ШКАПАР.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s