«Со стороны УНКВД,так и со стороны НКВД СССР, наказаний применено не было и это обстоятельство способствовало тому, что я применял физические меры воздействия к подследственным.» ДОПРОС фальсификатора КОНОНОВА.

Если кто то думает, что после сталинского «приказа» и постановления СНК И ЦК ВКП(б) от 17.11.1938 года были прекращены массовые операции и фабрикация дел за счет физических воздействий на арестованных, а фактически пыток, тот глубоко ошибается. Ниже представленная распечатка протокола допроса бывшего начальника Прокопьевского ГО НКВД КОНОНОВА Дмитрия Титовича от 1943 года, наглядно подтверждает какими методами и далее велось следствие. А если на суде «враг народа» отказывался от всех своих показаний, то кассационную жалобу за него писали работники горотдела НКВД. Чтобы никто и не усомнился в кристально чистых руках оборотней.

КОНОНОВ, прежде чем стать начальником Прокопьевского ГО НКВД, с 1934 по 1940 год, прошел «хорошую школу палачей» в Сталинском ГО НКВД  , которым сначала руководил известный фальсификатор и палач РОВИНСКИЙ, а позже не менее известный ПЛЕСЦОВ. Сталинский ГО НКВД соревновался с Томским ГО НКВД по количеству арестованных и отправленных на смерть. (см. организация репрессий как это было). Оба названных ее начальника не только организовывали и руководили массовыми арестами невиновных граждан, но и лично приводили приговоры в исполнение. КОНОНОВ был в числе лучших и даже был опубликован вместе с другими палачами  в местной газете. (это не голословное заявление и ПЛЕСЦОВ и ПОЧКАЙ, изображенный в газете были исполнителями приговоров. Прим.автора)

stalinsk_nkvd
Фото из газеты «Большевистская сталь» г.Сталинск . 20 декабря 1938 года.

Распечатка нижеприведенного уникального документа была представлена в диссертации кандидата исторических наук в прошлом кузбасского чекиста ОНИЩЕНКО В.В. автора многочисленных трудов о чекистах Кузбасса. 

СПРАВКА

КОНОНОВ Д.Т

КОНОНОВ Дмитрий Титович, родился в 1910 году в г. Санкт-Петербурге. Русский. Член ВКП (б) с 1938 года.

Образование — начальное, окончил школу ФЗО и 2 курса техникума.

До 1927 года находился на иждивении родителей в г. Ленинграде.

С 1927 по 1929 — слесарь на заводе «Красный Путиловец» в Ленинграде.

С 1930 по 1931 год — Слесарь-бригадир на Сталинградском тракторном заводе г.Сталинград.

В 1931 году -слесарь-бригадир на заводе «Красный Путиловец» в Ленинграде.

Слесарь-бригадир на тракторном заводе в Харькове.

С 1931 года по 1933 год — мастер литейного цеха Кузнецкстроя г.Сталинск НСО.

С 1933 года по 1934 год — техник по оборудованию на металлургическом комбинате г.Сталинск НСО.

С 1934 года по 1935 год — пом. уполномоченного СПО Сталинского ОГПУ

С 1935 года по 1937 год — пом. оперуполномоченного Сталинского ГО НКВД.

С 1937 года по 1938 год — оперуполномоченный 4-го отделения Сталинского ГО НКВД.

С 1938 года по 1939 год — начальник 4-го отделения Сталинского ГО НКВД.

С 1939 года по 1940 год — начальник следственного отделения Сталинского ГО НКВД.

В 1940 году за успешную работу по выполнению оперативных заданий объявлена благодарность начальником Новосибирского УНКВД.

В 1940 году — начальник экономотделения Сталинского ГО НКВД.

С октября 1940 года по 1943 год — начальник Прокопьевского ГО НКВД.

Из характеристики КОНОНОВА Д.Т от октября 1940 года : «В оперативной работе органов НКВД имеет достаточный опыт, в работе проявляет инициативу,в обстановке ориентируется быстро. Свой чекистский опыт умело передает молодым кадрам вновь пришедшим на работу в органы НКВД.»

422.jpg

20 сентября 1943 года награжден Орденом Почета за образцовое выполнение заданий по обеспечению гос.безопасности в условиях военного времени.

В этом же 1943 году осужден на 10 лет ИТЛ за грубые нарушения ревзаконности. Вот такая переменчивая судьба у чекиста.

ЗВАНИЯ

На февраль 1938 года — сержант госбезопасности

На сентябрь 1943 года — майор госбезопасности

Из протокола допроса обвиняемого КОНОНОВА Д. Т.

(Архив УФСБ по Кемеровской области. Ф.8. Д. 2806. Л. 173-178.)

Вопрос: Вам предъявлено обвинение по ст. 193-17 п. «а», т.е. в том, что, яв­ляясь начальником Прокопьевского ГО НКВД-НКГБ, Вы на протяжении длитель­ного периода времени грубо нарушали революционную законность, допускали нарушение революционной законности подчиненным аппаратом… Понятна ли Вам сущность предъявленного обвинения и признаете ли себя виновным?

Ответ: Сущность предъявленного обвинения мне понятна. Виновным в предъявленном обвинении признай себя частично, т.е. в том, что я лично с санкции бывшего зам. начальника УНКВД-УНКГБ по Новосибирской области ПЛЕСЦОВА Сергея Инокентьевича на протяжении 1942 года и 1943 г. к ряду арестован­ных: применял физические меры воздействия, в присутствии и при участии моего заместителя МАЛИНИН Николая Ивановича*, ст. следователя СТЕПЕШКИНА и на­чальника следственного отделения ПОХИЛЬКО.

*Малинин Николай Иванович, член ВКП (б) с 1939 года № 3081555. принят в разработку.

Признаю себя виновным в том, что примерно около 10 арестов, преимущественно саботажников я произвел с санкции местного прокурора, без санкции управления. Кроме того, признаю себя виновным в том, что в течение девять месяцев 1943 года без санкции управления НКВД-НКГБ мною было арестован ряд лиц, которые впоследствии были мною освобождены, как необоснованно арестованные. Признаю себя виновным в том, что из конфискованных вещей и ценностей осужденных, реализованных через Прокопьевское отделение спецторга, лично мною куплены металлические испорченные часы. (!!! Это документальное подтверждение того, что в годы сталинских репрессий существовали отделения спецторга, где торговали отобранными вещами у арестованных. Многие вещи и ценности до этих спецторгов не доходили, а попросту разворовывались сотрудниками НКВД и таких фактов множество. Это в тему отсутствия коррупции при Сталине. Прим. автора) По остальным пунктам предъявленного мне обвинения виновным себя не признаю.

175-1
ПЛЕСЦОВ Сергей Иннокентьевич — Родился в 1906 году в Иркутске.
. Русский. Член ВКП (б) с 09.26. № 0102355
Образование: вечерняя школа полиграфического производства, Томск 1922-1926; 5 курсов юрид. института, Саратов 1951.
Чернорабочий на гос. мельнице, Томск 01.20–07.22; мастер переплетного и позолотного дела в типографии «Красное знамя», Томск 08.22–01.28; пред. окр. отд. профсоюза работников полиграфического производства, Томск 02.28–07.28.
В органах ОГПУ–НКВД–НКГБ–МГБ–МВД–КГБ: сотр. Томск. окр. отд. и оперсектора ГПУ–НКВД 07.28–05.35; нач. отд-я ЭКО УГБ УНКВД Зап.-Сиб. края 05.35–1937; нач. 1 отд-я 3 отд. УГБ УНКВД Зап.-Сиб. края 1937–26.12.37; пом. нач. 4 отд. УГБ УНКВД Новосиб. обл. 26.12.37–07.04.38; нач. Сталин. горотд. НКВД Новосиб. обл. 07.04.38–03.41; зам. нач. УНКГБ Новосиб. обл. 18.03.41–15.08.41; зам. нач. УНКВД Новосиб. обл. 15.08.41–09.07.42; зам. нач. УНКВД Арханг. обл. 09.07.42–07.04.43; нач. УНКГБ Арханг. обл. 07.05.43–06.08.45; нач. УНКГБ–УМГБ Сарат. обл. 06.08.45–16.09.50; нач. УМГБ Яросл. обл. 16.09.50–14.06.52; зам. нач. УМГБ Краснояр. края 07.08.52–16.03.53; нач. УМВД Херсон. обл. 19.03.53–11.06.53; ст. советник МВД СССР при МВД Болгарии 18.06.53–20.07.53; в распоряжении МВД СССР 20.07.53–25.09.53; зам. нач. УМВД Владимир. обл. 25.09.53–04.54; зам. нач. УКГБ Владимир. обл. 14.08.54–07.56; уволен 07.56 по болезни.
Пенсионер, Владимир 1956–1962; зам. директора з-да «Точмаш», Владимир 1962–1969; пенсионер с 1969, Владимир. Умер в июне 1972 года.
Звания: лейтенант ГБ 22.03.36; ст. лейтенант ГБ 22.08.37; капитан ГБ 30.04.41; подполковник ГБ 11.02.43; полковник ГБ 27.07.43; генерал-майор 09.07.45.
Награды: орден Красного Знамени 25.07.49; орден Отеч. войны 1 степени 01.05.44; 2 ордена Красной Звезды 20.09.43, 03.11.44; 5 медалей; знак «Почетный работник ВЧК–ГПУ (XV)» 09.05.38. Источники : Н. Петров. Кто руководил органами госбезопасности, 1941-1954: Справочник (М.: Звенья, 2010. ISBN 5-7870-0109-9)                                                                                                                                   Организатор массовых политических репрессий в НСО. Фальсификатор. Палач (лично убивал арестованных, на сегодня установлено как минимум участие в убийствах 11 человек в Сталинской тюрьме 26.10.38 г. и 10.11.38 г.). Тем не менее это не помешало ему дослужиться к 1945 году до звания генерала майора.

Вопрос: Соответствуют ли действительности Ваши показания о том, что применять меры физического арестованным вам было санкционировано б. замес­тителей начальника УНКВД-УНКГБ ПЛЕСЦОВЫМ. Не пытаетесь ли Вы подобны­ми показаниями оговорить ПЛЕСЦОВА и тем самым переложить на него свою вину?

Ответ: Мои показания по этому вопросу соответствуют действительности. Применение мер физического воздействия к арестованным я начал проводить по­сле получения устной санкции б. зам. нач-ка УНКВД-УНКГБ по Новосибирской области ПЛЕСЦОВА и после того как мне стали известны факты мер физического воздействия к арестованным в управлении НКВД по Новосибирской области и в Сталинском городском отделе НКВД-НКГБ. ПЛЕСЦОВА я не оговариваю.

Вопрос: Уточните свои показания по вопросу дачи Вам санкции ПЛЕСЦОВЫМ на применение мер физического воздействия. Когда была дана такая санкция и была ли она санкцией в отношении конкретного обвиняемого, обвиняемых или носила общий характер.

Ответ: Как я уже показал в собственноручных показаниях от 23-25 октябре с.г., в конце 1941 года или начале 1942 года во время пребывания ПЛЕСЦОВА в Прокопьевском горотделе НКВД, я обратился к ПЛЕСЦОВУ с вопросом следующего содержания: «Мне известно, что в Управлении НКВД и в Сталинском горотделе НКВД применяют к арестованным меры физического воздействия. Могу ли я также применять к арестованным меры физического воздействия», на что ПЛЕСЦОВ мне ответил, что мне лично он разрешает применять к арестованным меры физического воздействия по моему усмотрению, но вместе с тем предупредил ме­ня, чтобы меры физического воздействия я применял только лично, не передоверяя этого своим подчиненным».

Вопрос: Расскажите об известных Вам фактах применения физических мер воздействия в управлении НКВД по Новосибирской области и Сталинском горот­деле НКВД. Откуда Вам известны эти факты.

Ответ: О применении мер физического воздействия в управлении НКВД, по Новосибирской области, мне было известно со слов моего заместителя МАЛИНИНА, который прибыл в Прокопьевск в конце 1941 года, а до этого работал в ЭКО УНКВД по Новосибирской области, от следователя ПОХИЛЬКО, временно работавшего на следствии в Управлении НКВД по Новосибирской области, б. начальника следственного отделения Сталинского ГО НКВД ТЕРЕЩЕНКО, временно работавшего на следствии в УНКВД. Кроме того, будучи в то время в команди­ровке в УНКВД, мне некоторые сотрудники УНКВД, в частности ПАТРАКЕЕВ (службу закончил в 1964 году в звании полковника госбезопасности. прим.автора) , в то время нач. отделения КРО и другие, фамилии которых я сейчас вспомнить затрудняюсь, также мне рассказывали о применении к арестованным мер физического воздействия»

О применении мер физического воздействия в Сталинском горотделе НКВД мне рассказывали б. в то время нач. следственного отделения Сталинского ГО НКВД ТЕРЕЩЕНКО и нынешний нач. следственного отделения Сталинского ГО НКВД САВЕЛЬЕВ. Кроме того со слов б. начальника отделения Кемеровского ГО НКВД ЯГОДКИНА мне известно, что мера физического воздействия к арестованным применялись и в Кемеровском горотделе НКВД. Со слов перечисленных мною выше сотрудников мне известно, что физические меры воздействия в управлении НКВД применялись в массовом масштабе по делам «Бахчарцы» и «Клубок», по которым было арестовано до 70 человек, которые в процессе предварительного следствия давали показания об антисоветской повстанческой деятельности, а впо­следствии отказались от своих показаний по мотивам избиения и провокации агентуры и при вмешательстве прокуратуры и комиссии из НКВД — подавляющее большинство арестованных было освобождено.

Как мне известно, со слов сотрудников УНКВД, факты избиения арестован­ных имели место и по другим делам, в частности по делам арестованных работников земельных органов и других, следствие по которым велось аппаратом НКВД. По Сталинскому городскому отделу избивались арестованные по делам «Шпионы», БУШМАКИН* и другие обвиняемые по настоящему делу, по делу «Пау­тина», по которому было арестовало около 60 человек, по Кемеровскому горотделу НКВД избивались арестованные по делу взрыва на шахте «Капитальная» и по ряду других дел, которые я сейчас не помню.

*Бушмакин Григорий Иванович, 1902 года рождения, русский, уроженец д. Верхний Кибеш Ермаковского района
Красноярского края, работал старшим нормировщиком центральной лаборатории Кузнецкого металлургического
комбината, технологом цеха ширпотреба КМК. Арестован 02.10.1937 г. Обвинялся в принадлежности к шпионско диверсионной организации, созданной в г. Сталинске японской разведкой, по заданию которой якобы проводил шпионско-диверсионную разрушительную работу в центральной лаборатории Кузнецкого металлургического комбината.
По ст.ст. 58-6, 58-9, 58-11 УК РСФСР постановлением НКВД и Прокурора СССР от 29.10.1937 г. осужден к высшей мере наказания — расстрелу. Приговор приведен в исполнение 13.11.1937 г. Определением Воен.Трибунала
СибВО от 6.12.1957 г. постановление НКВД и Прокурора СССР от 29.10.1937 г. отменено и дело прекращено за отсутствием состава преступления. Архив УФСБ по КО. Ф.8. Д. 3775

Вопрос: Выше Вами названы ряд дел, по которым, с ваших слов к аресто­ванным применялись меры физического воздействия.

Известно ли Вам, кто конкретно применял физическое воздействие к аресто­ванным по названным Вами делам.

Ответ: Назвать фамилии сотрудников, применявших меры физического воздействия к арестованным НКВД, я затрудняюсь, т.к. не помню. По этому вопросу могут дать показания названные мною выше лица. Мне известно, что в Сталинском горотделе по делу «Шпионы» на БУШМАКИНА и других следствие вед сотрудник областного управления НКВД МАЛОЗОВСКИЙ, который избивал своих подследственных по делу «Шпионы» БУШМАКИНА и других.

2035-01-05-1
МАЛОЗОВСКИЙ Анисим Вульфович (1898 -?) — Начальник 1-го отделения 3-го Отдела УГБ УНКВД НСО. Фальсификатор. Пытал арестованных, выбивая показания. Работая в отделении занимающимся немцами, пользовался тем, что некоторые плохо говорили и понимали по русски, подсовывал фиктивные протоколы. Из письма сотрудника Томского ГО УНКВД по НСО  ЕГОРОВА П.А на имя СТАЛИНА: «Например, в 3-м отделе УНКВД под руководством его начальника, мл. лейтенанта госбезопасности ИВАНОВА, были введены в действие толстые большие старинные альбомы с массивными переплетами, железные линейки и т.д., причем все эти предметы имели названия: «первой степени», «второй степени», «третьей степени».
Этими предметами жестоко избивали арестованных. Широко практиковалась «выстойка» арестованных на ногах по несколько суток, зачастую привязывали их к несгораемым шкафам и дверям, чтобы не падали до тех пор, пока не подпишут протокола и не напишут собственноручного заявления о принадлежности к организации. Работающий в отделе некий МАЛОЗОВСКИЙ, проводивший следствие по немцам, латышам и литовцам, записывал в протокол то, что было «нужно» для следствия, а зачитывая арестованным из своей головы, что они являются преданными людьми родины, любят советскую власть, что они арестованы неверно и просят их освободить. Конец этих «протоколов» МАЛОЗОВСКИЙ заканчивал лозунгами «да здравствует советская власть, да здравствует т. Сталин». (См. Организация репрессий как это было).

В следствии по этому делу принимали непосредственное участие нач. КРО ШАМАРИН и ПАТРАКЕЕВ. Из­бивали ли арестованных ШАМАРИН и ПАТРАКЕЕВ, мне не известно.

1675-01-11-1954
ШАМАРИН Андрей Васильевич (1904 — 1994) — С июня 1941 года по август 1942 года — начальник КРО (контраведывательный отдел) Новосибирского УНКВД.  С 07.05.1943 по 14 февраля 1948 — начальник Управления НКВД СССР Кемеровской области.Активный организатор и участник массовых репрессий. Фальсификатор. Применял пытки к арестованным. В 1945 году тоже был уже в звании генерала-майора. В ВОВ не участвовал.Подробнее о ШАМАРИНЕ здесь

По вопросу об избиении арестованных хочу дополнить свои показания тем, что после принятия мною Прокопьевского ГО НКВД, т.е. в октябре 1940 года, мне рассказывали позднее сотрудники горотдела ВОРОНИН, ПОХИЛЬКО и другие о том, что б. нач. Прокопьевского ГО ПОРТНЯГИН и его заместитель ЖУКОВ, первый — ПОРТНЯГИН ра­ботает в отделе контрразведки «СМЕРШ» НКО и ЖУКОВ — зам. нач. 2-го отдела УНКВД по НСО, избивали арестованных с участием оперсостава. В частности ими избивались арестованные по групповому делу, где главным фигурантом проходил ГОНТАРЬ* — эсер. Одному из арестованных во время применения физических мер воздействия перебили перепонку и по этому вопросу был специальный запрос особой Инспекции УНКВД, который был мною поручен для исполнения ст. следственной группы ПОХИЛЬКО.

*Гонтарь Игнатий Павлович, 1891 года рождения, украинец, уроженец хутора Бабаковского Амвросимовского района Донецкой области. До ареста проживал в г. Прокопьевске, работал кузнецом конного двора шахты N 5-6.
Арестован 23.12.1937 г. Обвинялся по ст.ст. 58-10,58-9, 58-11,58-2 УК РСФСР в том, что якобы являлся активным участником монархической диверснонно-повстанческой организации в Прокопьевском и Киселевском районах. Лично
завербовал в нее 1 человека. Участвовал на 2 сборищах, где обсуждали вопросы вредительско-подрывной деятельности на шахтах и подготовки к вооруженному восстанию против советской власти. Умышленно выводил из
строя тягловую силу шахты и вредительственно производил ремонт шахтовых машин. С началом войны и восстания взял на себя обязательство вывести из строя эстакаду шахты.
Постановлением Тройки УНКВД НСО от 27.12.1937 г. осужден к высшей мере наказания расстрелу с конфискацией имущества. Приговор приведен в исполнение 12.01.1938 г. Постановлением Президиума Кемеровского облсуда от 8.07.1957 г. постановление Тройки УНКВД НСО от 27.12.1937 г. отменено и дело прекращено за отсутствием состава преступления. Архив УФСБ по КО. Ф.8. Д. 3446.

Показания по этому вопросу хочу дополнить тем, что как мне было известно по отношению к сотрудникам, виновным в нарушении революционной законности в следственной работе, как  так и со стороны НКВД СССР, наказаний применено не было и это обстоятельство способствовало тому, что я применял физические меры воздействия к подследственным.

Вопрос: Известны ли Вам приказы НКВД о порядке применения мер физического воздействия к арестованным.

Ответ: Мне было известно, что согласно установленного приказом НКВД порядка, применение мер физического воздействия разрешается в каждом отдельном случае только с санкции начальника областного управления.

Вопрос: В таком случае, почему же Вы, зная приказы НКВД-НКГБ по это­му вопросу, получив разрешение от б. зам. нач. УНКВД ПЛЕСЦОВА в конце 1941 года или начале 1942 года применяли физическое воздействие к арестованным в течение 1942-1943 годов, даже после того как ПЛЕСЦОВ выбыл из Новосибирского управления НКВД.

Ответ: дополнить свои показания по этому вопросу я ничем не могу, заявляю еще раз, что основным поводом к применению физических мер воздействия к арестованным послужило указание зам. нач. УНКВД ПЛЕСЦОВА, а в последствии, учитывая, что каких-либо специальных указаний не было и мне было достоверно известно об избиении арестованных в перечисленных мною выше городелах, отделах и самом управлении НКВД, я продолжал применять физическое воздействие к арестованным и в этом признаю себя виновным.

Вопрос: После отъезда ПЛЕСЦОВА из УНКВД по Новосибирской области, вы ставили вопрос перед кем-либо из руководящих работников УНКВД по Ново­сибирской области, а впоследствии Кемеровской области о разрешении Вам применять к арестованным меры физического воздействия.

Ответ: Кроме как с ПЛЕСЦОВЫМ, ни с кем из работников УНКВД по Новоси­бирской области, а в последствии УНКВД по Кемеровской области, я по вопросу применения мер физического воздействия к арестованным не разговаривал и такого рода вопроса не выдвигал.

Вопрос: Можете ли Вы ответить на вопрос — перечислить всех арестованных, персонально в отношении которых применяли физические меры воздействия. Какие именно меры воздействия и назвать даты, когда Вы применяли меры физического воздействия.

Ответ: Да, по этому вопросу я сейчас могу дать исчерпывающий ответ, за исключением названия фамилий отдельных арестованных, которые я забыл.

Вопрос: Рассказывайте.

Ответ: Первый случай нанесения побоев арестованному имел место в январе или феврале месяцах 1942 года, ко мне явился мой заместитель МАЛИНИН и заявил, что арестованный ЛИХТЕР проходящий по групповому делу, несмотря на то, что его изобличают как вдохновителя остальные арестованные по делу, ЛИХТЕР виновным себя не признает.

Мною, вместе с МАЛИНИНЫМ было решено применить к нему — ЛИХТЕР меры физического воздействия. ЛИХТЕР был доставлен ко мне в кабинет, арестованному было предложено снять брюки и лечь на пол, после чего я и МАЛИНИН били его ремнем по голому телу. После избиения ЛИХТЕР признал свою виновность в том, что являлся вдохновителем группы и подтвердил имевшиеся показания однодельцев. Каких либо других показаний он не давал. Показания ЛИХТЕР после нанесения ему побоев оформил МАЛИНИН. Вскоре после этого случая мною и МАЛИНИНЫМ были применены меры физического воздействия аналогично примененным к ЛИХТЕР, к арестованному по групповому делу, немцу и участнику к/р кулацкой группы, фамилии которых я сейчас не помню.

Летом 1942 года мною и МАЛИНИНЫМ были применены меры физического воздействия к арестованному по агентурному делу «Молодняк» МЕЛЕНБЕРГ. Осенью того же года мною совместно с МАЛИНИНЫМ были применены меры физического воздействия к арестованному немцу, фамилии которого я сейчас не помню. Весной 1943 года мною и МАЛИНИНЫМ были применены меры физического воздействия к арестованному ЦЕЙНЕР*.

*Цейнер Эдуард Францович, 1895 года рождения, чех, уроженец г. Вены, Австрия, в г. Прокопьевске работал горным мастером шахты 3-3 бис. Арестован 03.01.1943 г. Обвинялся по ст.ст. 58-6, 58-10 УК РСФСР в том, что в
1930 г. был якобы завербован сотрудником Чехословацкого посольства в г. Москве для разведдеятельности в СССР, занимался сбором сведений о промышленности Советского Союза и политических настроениях населения. Передавал в письменном виде сведения о шахтах Донбасса, Урала, новостройках, действующих заводах, технических новшествах в горной промышленности и политических настроениях населения, дважды получив за это денежное вознаграждение. Вел антисоветскую агитацию, восхвалял жизнь в капиталистических странах, извращая советскую действительность. Постановлением УНКВД Кемеровской области от 24.02.1944 г. дело прекращено за недоказанностью обвинения, из-под стражи освобожден. Реабилитирован 28.09.2000 г. Архив УФСБ по КО. Ф.8. Д.
2107.

Вскоре после этого мною и МАЛИНИНЫМ была применена мера физического воздействия в отношении арестованного СТЕРЬХОВА*.

* Стерьхов Игорь Константинович, 1901 года рождения, русский, уроженец г.Читы, работал железнодорожным диспетчером-анализатором треста «Прокопьевскуголь». Арестован 10.04.1943 г. По ст. 58-10 УК РСФСР обвинялся в проведении среди рабочих железнодорожного цеха антисоветской агитации. Высказывал якобы недовольство материальным положением рабочих в СССР. Клеветал на Красную Армию. Допускал пораженческие высказывания.
Приговором Кемеровского областного суда от 23.02.1945 г. осужден к 5 годам ИТЛ с поражением в правах на 2 года. Реабилитирован 12.11.1992 г. Архив УФСБ по КО. Ф.8. Д. 15547. 

И последний случай нанесения побоев с моей стороны имел место в отношении арестованного ПАЛАШКОВА* .

*Палашков Никита Прокопьевич, 1896 года рождения, русский, уроженец с. Кузьминка Арсентьевского района. До ареста проживал в пос.1 Мая Котинского сельсовета Прокопьевского района, работал разнорабочим подсобного хозяйства треста «Кузбассшахтстрой». Арестован 13.07.1943 г. с обвинением по ст. 58-10 УК РСФСР в проведении антисоветской пораженческой агитации и организации саботажа на производстве. Приговором Кемеровского облсуда от 26.11.1943 г. осужден к 8 годам ИТЛ с конфискацией имущества. Определением Судебной Коллегии по угол, делам Верховного Суда РСФСР от 13.05.1961 г. отменен приговор Кемеровского облсуда от 26.11.1943 г. и дело прекращено за отсутствием состава преступления. Архив УФСБ по КО. Ф.8. Д. 9278. 

Вот все те факты применения мною и моим замести­телем МАЛИНИНЫМ мер физического воздействия к арестованным, которые я вспомнил. Характер применения мер физического воздействия в отношении названных мною арестованных был почти однотипным — нанесение ремнем побоев по голому телу. По этому вопросу хочу дополнить, что по большинству названных мною фактов избиения мною и МАЛИНИНЫМ арестованных, инициатором применения физических мер воздействия являлся МАЛИНИН, который непосредст­венно руководил следственной работой городского отдела. Арестованного ПАЛАШКОВА я избивал по своей инициативе, в присутствии ст. следователя СТЕПЕШКИНА.

Вопрос: Почему Вы не рассказываете о факте избиения Вами и МАЛИНИНЫМ арестованных ФАСТУНОВА и БЕРЕСНЕВИЧ.

Ответ: ФАСТУНОВА я не бил, бил ли его МАЛИНИН, я не знаю. В отношении избиения арестованного БЕРЕСНЕВИЧ, я такого факта не помню.

Вопрос: Но ведь Вы помните, что до суда и после суда БЕРЕСНЕВИЧ вызывался в Ваш служебный кабинет. Почему же Вы не помните, избивался ли он или нет.

Ответ: То, что БЕРЕСНЕВИЧ вызывался мною к себе в служебный кабинет в процессе следствия, а также после суда, это я точно не помню. Помню также, что кассационную жалобу после вынесения судом БЕРЕСНЕВИЧ смертного приговора, писал осужденному электромонтер горотдела НКВД КОМАРОВ, который был приглашен для этой цели с моего ведома. Факта же нанесения побоев БЕРЕСНЕВИЧ в процессе следствия и после суда я не помню.

Вопрос: Имели ли место другие факты, когда осужденное писали кассацион­ные жалобы в вашем кабинете или в кабинетах Ваших подчиненных. Если да, то какими соображениями Вы руководствовались вызывая к себе в кабинет осужденных для составлена кассационных жалоб, которые писались не самими осужденными, а привлекаемыми Вами для этой цели сотрудниками горотдела.

Ответ: В моем служебном кабинете кассационные жалобы писались 2-3 осужденным, фамилии их, кроме БЕРЕСНЕВИЧ, я сейчас не помню. В одном случае кассационную жалобу писал электромонтер КОМАРОВ, кто писал остальным, я не помню. Подавляющее большинство кассационных жалоб писалось в служебных кабинетах моего заместителя МАЛИНИНА и нач. следственного отделения ПОХИЛЬКО, часть  осужденных писали кассационные жалобы самостоятельно, а части арестованным писал электромонтер горотдела КОМАРОВ. В тех случаях, когда дела слушались с участием сторон, кассационные жалобы писались адвокатами.

Вопрос: Вам было известно о том, что обвиняемый БЕРЕСНЕВИЧ на суде отказался от данных им на предварительном следствии показаний?

Ответ: Да, мне об этом сообщил нач. следственного отделения ПОХИЛЬКО.

Вопрос: Зачем же в таком случае Вы вызывали БЕРЕСНЕВИЧ после суда и почему с вашего ведома в вашем кабинете электромонтер городского отдела писал кассационную жалобу осужденному?

Ответ: В процессе предварительного следствия БЕРЕСНЕВИЧ признавал себя виновным частично, а на суде полностью отказался от данных им на следствии показаний. Я вызвал БЕРЕСНЕВИЧА после суда чтобы выяснить причину его отказа от показаний на суде и остались ли у него сообщники на воле. БЕРЕСНЕВИЧ мне заявил, что отказ его от ранее данных показаний в судебном заседании, был вызван желанием смягчить свою вину. Каких либо, данных о наличии у него сообщников на воле БЕРЕСНЕВИЧ не сообщил. После этого мною был вызван электромон­тер КОМАРОВ, который и написал кассационную жалобу.

Вопрос: Ваш ответ лишен элементарной логики, т. к. обвиняемый на суде пытался, с ваших слов, скомпрометировать предварительное следствие, а вы, не имея никакого права писать кассационные жалобы осужденным, вообще, решили «помочь» осужденному писать кассационную жалобу. Говорите правду.

Ответ: Дополнить чем-либо свои показания по этому вопросу ничем не могу. 26 октября 1943 года

 

Из собственноручных показаний заключенного КОНОНОВА Дмитрия Титовича от 23 октября 1943 года

(Архив УФСБ по Кемеровской области. Уг. дело № 2806. С. 171-172.)

На поставленный мне вопрос, почему я допускал нарушение революционной законности в чекистской работе, доказываю следующее:

… В октябре месяце 1934 года я был направлен Сталинским ГК ВКП(б) на работу в Сталинский горотдел НКВД, где началась моя работа в органах и была окончена в г. Прокопьевске, таким образом в органах НКВД-НКГБ я работал с октября месяца 1934 года по октябрь месяц 1943 года. Никаких чекистских школ я не кончал и нигде больше не учился. Вся учеба моя проходила в условиях работы двух городских отделов.

В Сталинском горотделе я работал с 1934 г по октябрь 1940 года. Работу начал с пом. оперуполномоченного, до 1939 года работал ст. оперуполномоченным. В 1939 году был назначен начальником отделения, в этой должности работал до октября месяца. 1940 года, т.е. до момента назначения начальником Прокопьевского горотдела НКВД.

В Сталинском горотделе менялось много начальников и они для меня почти, что не сыграли никакой роли, т.е. ничего поучительного не дали, так как мне приходилось больше руководствоваться указаниями начальников отделений и от них я получал навыки в работе. В 1938 году на должность начальника Сталинского горотдела был назначен ПЛЕСЦОВ Сергей Иннокентьевич, который в последующем и явился моим непосредственным начальником, от него я стал получать указания и советы в работе. Практика работы в Сталинском горотделе порочной не была, но в 1939 г., 1940 г. и в последующих годах со стороны ПЛЕСЦОВА было заметно ряд фактов, когда приукрашивались те или иные дела, ПЛЕСЦОВ умел хорошо излагать материалы (в смысле их значимости), хотя дела и не представляли большого оперативного интереса.

ПЛЕСЦОВ на всем протяжении своей работы ничего плохого в моем воспитании, на мой взгляд, не сделал, его указания для меня были закон, так как он считался лучшим начальником городского отдела по Новосибирской области, к его мнению прислушивались работники управления НКВД. В 1940 году октябре месяце я стал работать начальником Прокопьевского городского отдела, а ПЛЕСЦОВ вскоре, т.е. в начале 1941 года, был назначен зам. начальника управления НКВД по Новосибирской области.

Работая начальником Прокопьевского горотдела я никаких нарушений рево­люционной законности не допускал, наоборот, когда я прибыл в Прокопьевский горотдел, то мне стали известны факты, когда бывший начальник горотдела ПОРТНЯГИН совместно со ст. следователем ПОХИЛЬКО применяли меры физического воздействия над заключенными, я по этому вопросу разговаривал с ПОХИЛЬКО, его и всех остальных сотрудников строжайше предупредил не допускать нарушения приказов НКВД СССР и постановления СНК И ЦК ВКП(б) от 17.11.1938 года.

Мне также были известны факты, когда в управлении НКВД по НСО были ликвидированы агентурные дела «Клубок» и «Бохчарцы». По этим делам было арестовано 70 человек, которые впоследствии были почти все освобождены. По этим делам избивали арестованных, но после освобождения всех арестованных никто не был наказан, а больше того, на этом следствии — работали очень многие периферийные работники, в частности обо всем изложенном мне рассказывал нач. след. отд. Сталинского горотдела ТЕРЕЩЕНКО и ст. следователь (следственного от­деления не было) Прокопьевского горотдела ПОХИЛЬКО.

С начала войны мне стало известно, что в ряде городских отделов в частности в Сталинском горотделе, и особенно в управлении НКВД по Новосибирской области применяют меры физического воздействия к арестованным.

Будучи зам. нач. управления ПЛЕСЦОВ часто бывал в Прокопьевском ГО или я с ним встречался, когда он приезжал в Сталинский горотдел или Киселевское гор отделение. В одно из его посещений (после того как мне стали известны изложенные факты) в 1941 году или начале 1942 года я спросил ПЛЕСЦОВА ...разрешается ли сейчас применять меры физического воздействия к заключенным или нет, ПЛЕСЦОВ спросил, почему ты задаешь такой вопрос? Я сказал ему, что меры физического воздействия применяют в Управлении и других горотде- лах, поэтому я опрашиваю можно ли применять это мне в Прокопьевске? На мой вопрос ПЛЕСЦОВ ответил, что «меры физического воздействия применять можно, только мне лично, не передоверяя кому-либо из оперсостава, сам смотри, если видишь, что надо применять, то применяй…».

О состоявшемся разговоре с ПЛЕСЦОВЫМ я никому не говорил и продолжительное время никому из арестованных не применял меры физического воздействия. Вскоре после этого разговора моим заместителем был назначен работник областного управления (нач. отделения) МАЛИНИН, который мне также подтвердил, что в управлении применяют меры физического воздействия. После полученной санкции и того, что мне стало известно от других работников, я применял к ряду арестованных меры физического воздействия, о чем я дал показания на предыдущих допросах… Во всех случаях примененные мною меры физического воздействия, к арестованным относились к лицам — кулакам и немцам. Следует также отметить, что за время войны Управлением НКВД по Новосибирской области никто не был наказан за избиение арестованных и приказов по этому вопросу не было, мало того, приезжавшие в Сталинский горотдел оперработники Управления применяли меры физического воздействие к заключенным, обо всем этом было известно не только мне, а большинству оперсостава области.

                                                                                                                                         КОНОНОВ

 

Из диссертационной работы кандидата исторических наук ОНИЩЕНКО В.В.: 

«Вместе с тем, в годы Великой Отечественной войны на работе органов госбезопасности еще сказывалась негативная практика упрощенного ведения следствия и применения физического воздействия на подследственных, которые имели место в 1937-1938 гг.
Факты применения насильственных методов ведения следствия были и в работе сотрудников Управления НКВД по Кемеровской области. Н. И. МАЛИНИН,
являясь заместителем начальника Прокопьевского горотдела НКВД, на протяжении 1942 г. и по май месяц 1943 г. систематически грубо нарушал революционную законность в следственной работе. Лично им и с участием бывшего начальника горотдела КОНОНОВА подвергалось избиениям значительного количества подследственных: (БЕРЕСНЕВИЧ , СТЕРЬХОВ, ЦЕЙНЕР, КУРОЧКИН* и др.).
Применяя меры физического воздействия и карцер, МАЛИНИН вынуждал ряд
подследственных давать заведомо ложные показания принадлежности их к иностранной разведке, тогда как следствие об этом материалами не располагало. В целях получения показаний о принадлежности к иностранной разведке МАЛИНИН угрожал арестом членов семьи подследственных, если они не дадут требуемых показаний. (Архив УФСБ по Кемеровской области. Ф.8. Д. 2806. Л. 185.)

*Курочкин Яков Иванович, 1903 года рождения, русский, уроженец с. Степановка Бессоновского р-на Тамбовской обл., слесарь шахты 3-3 Бис треста «Сталинуголь», проживал в г. Прокопьевске. Арестован 17.03.1943 г. Обвинялся по по ст. 58-10 УК РСФСР в том, что в 1942-1943 гг. якобы среди рабочих шахты 3-3 Бис и окружавших его лиц в г. Прокопьевске проводил антисоветскую агитацию: клеветал на советскую действительность, дискредитировал колхозный строй, восхвалял отношение немецкой армии к мирному населению на оккупированной территории.
Приговором Кемеровского областного суда от 24.12.1944 г. осужден к 5 годам лишения свободы с поражением в правах на 3 года. Реабилитирован 16.06.1992 г. Архив УФСБ по КО. Ф.8. Д. 14504.

О применении мер физического воздействия на подследственных руководству Управления доложил старший следователь следотдела УНКГБ по Кемеровской области капитан госбезопасности Г. К. ПОХИЛЬКО.

Будучи допрошенным, он рассказал, что «…примерно в ноябре месяце 1940 года в Прокопьевский горотдел НКВД на должность его начальника приехал КОНОНОВ. С первых дней работы здесь он стал стремиться зажать всех в своих руках, для чего применял окрики, оскорбления и угрозы. Мне хорошо известно, что от него буквально плакали коммунисты НАБИБУЛИН и ПАЩЕНКО, а также устраивал гонение на следователей, которых он за их объективность и деловую принципиальность считал непокорными. В отношении работы КОНОНОВ конечно прямо не говорил о том, что «нарушайте революционную законность, фальсифицируйте дела», но и абсолютно не предупреждал против этого. В результате по агентурным делам стали проскальзывать элементы провокации и неправдоподобности, а от следственной группы и лично меня как старшего следователя КОНОНОВ требовал громких дел, зачастую без наличия реальных оснований. […]. Аресты, особенно в 1943 году, в большинстве своем производились без разрешения областного Управления и санкции прокурора ПОЛУДИНА, которая иногда давалась задним числом и по ложным мотивам вроде «намеревается совершить побег» и т.п. для чего, а также с целью зашифровки других нарушений в отношении прокурора применялись шантаж и запугивание […].
Кажется, в сентябре месяце 1942 года был арестован разрабатывавшийся ЛОПУХОВЫМ формулярник (проходящий по делу -формуляр. Так у автора) КОРНЕЛИУС*

*Корнелиус Владимир Александрович , 1899 г. р. Место рождения: г. Москва. Место проживания: г. Прокопьевск, ул. Интернациональная, бар. 16, кв. 1. Работа: шахта им. Ворошилова, бухгалтер. Арестован 19.10.42. Осужден
17.03.43 Военным трибуналом СибВО. Осужден по ст. 58-1 «а», 58-10 ч. 2 УК РСФСР. Приговорен к ВМН. Определением Военной коллегии Верховного суда СССР от 04.05.43: 15 лет ИТЛ с п/п на 5 лет. Реабилитирован в 1956
г.

Следствие первое время вел следователь НОСОВ, который, несмотря на его старания, не мог добиться признаний в разведывательной деятельности. Тогда вести дело взялся МАЛИНИН, но КОРНЕЛИУС продолжал не сознаваться, за что МАЛИНИН определил его в карцер на длительный срок.
Там к КОРНЕЛИУСУ подсадили камерного агента, который хорошо зарекомендовал себя в проведении провокационной деятельности. Спустя некоторое время КОРНЕЛИУС попросился на допрос, где дал собственноручные показания о своей «преступной» деятельности, о принадлежности к немецкой разведке, после чего МАЛИНИНЫМ были оформлены его показания, где кроме всего прочего значилось, что якобы он — КОРНЕЛИУС, с острова Сахалин в Москву сообщал некоему КОРНЕЛИУСУ шпионские сведения тайнописью при помощи симпатических чернил. В этом виде дело было закончено и направлено в УНКВД, но затем возвратилось на доследование, что было поручено сделать мне. КОРНЕЛИУС мне заявил, что он никогда шпионом не был и что дал такие показания в силу карцера» (Архив УФСБ по Кемеровской области. Ф.8. Д. 2806. Л. 190-195.)
Это лишь один из примеров произвола и грубого нарушения законности, в
результате чего страдали невинные люди. 18 октября 1943 года УНКГБ по Кемеровской области был арестован начальник 2 отделения ГО НКГБ ЛОПУХОВ К.С., который «систематически практиковал провокационные методы в агентурно-оперативной работе, занимался очковтирательством и перед руководством горотдела, и перед Управлением НКГБ […],
культивировал избиение сотрудниками ГО НКГБ секретного аппарата и принимал в этом непосредственное участие» (Архив УФСБ по Кемеровской области. Ф.8. Д. 2806. Л. 211. )
По далеко неполным данным за период с июня 1942 года по август 1943 года
сотрудниками Прокопьевского ГО НКГБ подверглось избиению 32 арестованных, 5 свидетелей. За девять месяцев 1943 года незаконно заключалось в карцер более 25 арестованных сроком от 3 до 10 дней. В результате проверки следственных дел на арестованных только в 1943 году, к которым применялись меры физического воздействия, — семь арестованных
из-под стражи были освобождены с прекращением дел, а по большинству арестованных было исключено ряд обвинений, поскольку они были искусственно построены на явно несостоятельных и вынужденных показаниях обвиняемых. Провокационные методы в работе с камерной агентурой практиковались не только в процессе следствия, но и после суда.
Так, например, к осужденному трибуналом к ВМН СОБОЛЕВУ* был под легендой адвоката подсажен агент с заданием — добиться от СОБОЛЕВА подачи кассационной жалобы, в которой подтвердить данные им на предварительном следствии показания и, главным образом, указать в кассационной жалобе ряд лиц, которых он якобы привлек для совместной разведывательной деятельности» (Архив УФСБ по КО. Ф.8. Д. 2806. Л. 214.)

*Соболев Алексей Николаевич, 1883 года рождения, русский, уроженец г. Москвы. До ареста проживал в г. Прокопьевске, работал преподавателем немецкого языка в Прокопьевском горном техникуме. Арестован 29.06.1941 г.
Обвинялся по ст.ст. 58-1 А, 58-8, 58-10 УК РСФСР в принадлежности к агентуре разведки одного из иностранных государств, в период с 1923 по 1939 гг. передавал разведке сведения экономического и политического состояния
СССР и вербовал на территории СССР подобных ему лиц для шпионской работы. Проводил контрреволюционную агитацию, клеветал на жизнь трудящихся в СССР и восхвалял порядки и жизнь в фашистской Германии. Незаконно хранил у себя огнестрельное боевое оружие Браунинг-2 с боевыми патронами. Приговором Военного Трибунала СибВО от 15.11.1941 г. осужден к высшей мере наказания — расстрелу. Приговор приведен в исполнение 05.01.1942 г. Реабилитирован 17.10.1997 г. Архив УФСБ по КО. Ф.8. Д. 16824.

Следствием было также установлено, что, начиная с 1941 года, т.е. после
прибытия МАЛИНИНА на работу в Прокопьевский горотдел, количество избиваемых арестованных резко увеличилось. «МАЛИНИН, в ряде случаев высказывая намерение, как он выражался, «избить кого-нибудь», заявляя, «сейчас пойду к КОНОНОВУ, распеку его и ночью кого-нибудь изобьем. МАЛИНИН высказывая намерение избить арестованного — члена ВКП(б) с 1917 года, активного участника партизанского движения СОТНИКОВА*, которого он незаконно заключил в карцер. Я и следователь ставили вопрос об освобождении СОТНИКОВА, но МАЛИНИН и КОНОНОВ не соглашались…» (Из показаний ПОХИЛЬКО Архив УФСБ по Кемеровской области. Ф.8. Д 2806. Л.218.)

*Сотников Ефрем Михайлович, 1888 года рождения, русский, уроженец с. Никольское Ястребовского р-на Курской области. До ареста проживал в г. Прокопьевске, работал начальником подсобных предприятий «Востокжилстроя». Арестован 06.01.1942 г. Обвинялся по ст. 58-10 УК РСФСР в том, что прибыв с территории, оккупированной немцами, в ноябре 1941 г. с некоторыми сотрудниками треста говорит, что фашистские захватчики хорошо
относились к мирному населению и к пленным, восхвалял вооружение германской армии. Приговором Новосибирского облсуда от 22.06.1942 г. осужден к 10 годам ИТЛ с поражением в правах на 5 лет. Определением Судебной Коллегии Верховного Суда РСФСР от 27.08.1942 г. приговор оставлен в силе. Определением Судебной Коллегии Верховного Суда СССР от 16.06.1943 г. приговор Новосибирского облсуда от 22.06.1942 г. и определение Верховного Суда РСФСР от 27.08.1942 г. отменены и дело прекращено за отсутствием состава преступления. Реабилитирован 16.06.1943 г. Архив УФСБ по КО. Ф.8. Д. 20.
Грубо нарушая приказы НКГБ СССР и УНКГБ о производстве арестов только с санкции УНКГБ и соответствующего прокурора, Прокопьевским ГО лишь за
девять месяцев 1943 года без санкции Управления было произведено 80 арестов, что составляло 60% к общему количеству арестованных за указанный период.  (Архив УФСБ по КО. Ф.8. Д 2806. Л.219.)
Было доказано, что КОНОНОВ спровоцировал арестованного ПРАДЕДОВА* изменить данные им показания на допросе у военного прокурора СибВО.

*Прадедов Агафон Захарович, 1910 года рождения, русский, уроженец с. Высокоселище Орловской области, проживал в пос. 1 Мая Котинского сельсовета Прокопьевского района Кемеровской области, разнорабочий подсобного хозяйства треста «Кузбассшахтстрой». Арестован 13.07.1943 г. Обвинялся по ст.ст. 58-10 УК РСФСР в проведении антисоветской пораженческой агитации и в организации саботажа на производстве. Приговором Кемеровского облсуда от 26.11.1943 г. осужден к 6 годам ИТЛ с конфискацией имущества. Определением Судебной Коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР от 13.05.1961 г. отменен приговор Кемеровского облсуда от 26.11.1943 г. и дело прекращено за отсутствием состава преступления. Архив УФСБ по КО. Ф.8. Д. 9278.

Как потом рассказал сам ПРАДЕДОВ: «…После очной ставки с ПАЛАШКОВЫМ*» у военного прокурора, где мы оба отказались от данных на следствии показаний, меня вызвал КОНОНОВ, который спросил у меня: «Тебя били?», я ответил: «Да». КОНОНОВ сказал: «…Ну, смотри, еще не так будем бить, а если покажешь, что хотели убить ТИХОНОВА, то больше бить не будем». Далее КОНОНОВ стал говорить: «Ты не бойся, — ты ведь бедняк, скажи, что тебя сговорил на убийство ТИХОНОВА кулак ПАЛАШКОВ, который во время перерыва очной ставки, в пути следования в тюрьму уговорил тебя отказаться от показаний». Будучи напуганным КОНОНОВЫМ, я по предложению КОНОНОВА заявил прокурору так, как мне сказал КОНОНОВ, и снова подтвердил ложные показания.. .» (Из показаний ПРАДЕДОВА. Обвинительное заключение. Архив УФСБ по Кемеровской области. Ф.8. Д 2806. Л.227. )

* Палашков Никита Прокопьевич (проходил по одному делу с Прадедовым), 1896 года рождения, русский, уроженец с. Кузьминка Арсентьевского района Тульской области, до ареста проживал в пос.1 Мая Котинского сельсовета Прокопьевского района Кемеровской области, разнорабочий подсобного хозяйства треста «Кузбассшахтстрой». Арестован 13.07.1943 г. Обвинялся по ст.ст. 58-10 УК РСФСР в проведении антисоветской агитации и саботаже на производстве. Приговором Кемеровского облсуда от 26.11.1943 г. осужден к 8 годам ИТЛ с конфискацией имущества. Определением Судебной Коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР от 13.05.1961 г.
отменен приговор Кемеровского облсуда от 26.11.1943 г. и дело прекращено за отсутствием состава преступления. Архив УФСБ по КО. Ф.8. Д. 9278. 

Наряду с КОНОНОВЫМ незаконные методы следствия, физическое насилие и
моральное принуждение к арестованным гражданам, применяли и некоторые другие сотрудники. Особым совещанием при НКВД СССР за злоупотребление своим служебным положением Д. Т. КОНОНОВ, Н. И. МАЛИНИН, А. М. СТЕПАНОВ, П.Р.ДЕМЕНЕВ были приговорены к 10 годам ИТЛ каждый, И. Е. КОШЕЛЕВ к трем годам лишения свободы. Другим виновным сотрудникам решением ОСО при НКВД СССР был зачтен в наказание срок их предварительного заключения.»

 

В статье использованы материалы из диссертации кандидата исторических наук Онищенко Валерия Владимировича «ОБРАЗОВАНИЕ И ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
СОВЕТСКИХ ОРГАНОВ ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
В КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ (1943-1991 гг.)» (Кемерово 2009 год). За что выносим ему огромную благодарность!

 

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s