СТАЛИНСКОЕ СЛЕДСТВИЕ

Как известно большинство уголовных дел по 58-й статье построено на самооговорах арестованных и показаниях друг на друга.

Какими методами выбивались такие показания, можно посмотреть на примере бывшего работника Омского управления НКВД Якова НЕЛИППА, самого попавшего в руки своих бывших «коллег» и вырвавшегося из этих рук в связи с кампанией некоторых «исправлений перегибов» в сталинском расстрельном деле.

Омский центр документации новейшей истории -ОЦДНИ. Ф.17. Оп.5. Д.133 -Л.31-43.

Далее дословно… “…Применяя чудовищные истязания, пытки, избиения, подделку документов и других данных, они стремились представить меня перед партией и верховными инстанциями как вскрытого омского ЯГОДУ или омского МОЧАЛОВА и расстрелять меня как государственного преступника, предателей интересов партии и родины. Главными методами следственных действий были физические истязания и фабрикация документов. Если описать более или менее подробно все дикие зверские способы, которые применялись ко мне, а следовательно, и к другим подследственным, то можно написать несколько томов. Я изложу лишь вкратце, что на мне применялось в период только одного четырехмесячного конвейера. Этот конвейер проводили специально выделенные и освобожденные от всех работ два мастера заплечных дел: сержант ЮРЛОВ и мл. лейтенант СЕМАХИН, которые дежурят по 12 часов в конвейере, не пропуская ни одного часа, чтобы я был не избиваем, без издевательств, без мучений. Весь около четырехмесячный конвейер я не только не спал, но даже не лежал, не отдыхал. …Что конкретно применялось как широкое потребление при следствии?

1. Умертвление и воскрешение. Это ужасная пытка, проводится она так: жертве пытки закладываются руки за спину, выгибается грудь вперед, ; и в это время наносятся со всего размаха, со всей силы удары в сердце, легкие и по голове. От этих ударов парализуется сердце, парализуется дыхание, и я в смертельных судорогах валился на пол. Применяя всевозможные средства: искусственное дыхание, нашатырный спирт и проч., вплоть до вливания камфары, меня «воскрешали», приводили в чувство и опять повторяли то же!

2. Пытка электричеством: прикреплялся электропровод к спине и к груди, затем включался ток и наносился удар его с такой силой, что я без чувств также снопом валился на пол.

3. Пытка специальными ударами в позвоночник, отчего валился в бессознательном состоянии на пол, «воскрешали» и опять повторяли.

4. Пытка путем замораживания в рубашке, облитой водой.

5. Выкручивание рук до сильного опухания в плечах, изгибах, и затем по опухшим плечам ежечасно наносились сильные удары кулаками, причиняя ужасные боли.

6. Скручивание головы с такой силой, что получался треск в позво¬ночнике шеи, который (треск) отдается разительным ударом боли в голову, в мозг.

7. Подкуривание тлеющей ватой, пропитанной окисями какого-то металла (сужу по запаху и вкусовым ощущениям). Этот способ поражает горло, нос, легкие, вызывая кровохаркание, кровосморкание и головные боли на несколько дней.

8. Сотрясение мозга. Этот способ делалось так: следователь берет одной рукой за голову в области затылка, другой рукой охватывает лоб и со всей силой обеими руками болтает голову до тех пор, пока я пластом валился на землю с табурета.

9. Специальные многократные удары в виски, причиняя жестокие боли.

10. Рубка шеи, т.е. со всей силой бьют в шею до тех пор, пока она потеряет всякую устойчивость и пока голова начнет произвольно болтаться, как швабра.

11. Сильные удары кулаками и ногами в область печени, вследствие чего печень больна, и я теперь лечусь в клинике.

12. Такие же удары в область почек, которые тоже получили травматические изменения, и я вынужден лечить их в клинике.

13. Такие же удары в область мочевого пузыря, после чего два меся¬ца шла кровь.

14. Такие же удары в желудок до появления кровавых рвот.

15. «Утюг» к голове и удары в уши с целью вызвать внутреннее кровоизлияние, вследствие чего я получил глухоту и теперь лечусь в клинике.

16. «Обвинчивание» черепа и сжимание висков с целью поражения сосудов, питающих голову, вследствие чего я лечу голову в клинике.

17. Насилование глаз, вследствие чего я получил упадок зрения, и в клинике объявили мне о необходимости оперировать один глаз.

18. Стояние на ногах по команде «смирно» 20-30 часов специально, чтобы мучить обмороками, а когда я падал в обморок, то приводили в чувство ногами, кулаками и прочими способами.

19. «Прогулка» по комнате. Этот способ также применялся, чтобы изводить меня обмороками и специально применялся тогда, когда я истощен, опухший от голода, измучен жаждой без воды, и не мог передвигаться. Когда я падал в обморок, то поднимали теми же способами.

20. Сидение сутками на спецтабурете в позе человека, проглотившего аршин, тоже до обморока.

О способах истязания, которые применяли ко мне, можно еще много, я выше привел только те, которые по своей чудовищности граничат с пытками. О множестве способов избиений и издевательств в виде избиений меня пряжкой пояса, жгутом, нередко по голому телу; раскладывание на колодках дивана и избиение поясом и бичом по способу избиения «концерт” из оперы «Тысяча и одна ночь» в уши, 50 поклонов табурета, механизированная кукла, удары каблуками сапог по пальцам моих ног прочее — всех этих способов перечислить нет возможности. Когда я кричал от жестоких болей, то мне закрывали рот тряпкой, чтобы чекистская мразь не слышала моих раздирающих криков о пощаде. Как правило, мне не давали пользоваться питьевой кипяченой водой в комнате следователей (ЮРЛОВ, СИМОХИН) и разрешали пользоваться сырой водой из умывальника, черпая ее горстями. Но были примеры, когда меня изводили муками жажды по 3-4 суток и лишали права пользования водой из умывальника, ссылаясь на то, что около умывальника, висит зеркало, а мне как арестанту, в зеркало смотреть не полагается. Когда я умолял и просил дать мне хоть одну горсть воды из умывальника утолить жажду, то мне указывали на раковину уборной, куда люди оправляются, я вынуждался несколько раз пользоваться непосредственно, из раковины (я горстью ловил струю воды, которая еще не успевала прикоснуться к стенке раковины). А когда мое лицо было окровавлено от избиений, то тогда запретная зона у зеркала упразднялась, и мне приказывали вымыть «морду» из умывальника. Кроме того, ЮРЛОВ, изводя меня муками жажды и пыткой ударов в позвоночник, довел меня до такого состояния, что я кричал от мучений и просил дать хоть несколько капель воды, тогда он брал в свой рот воды, вымыл на пол руки и под угрозой повторения пыток заставил меня слизывать языком грязную воду с пола. Превращенным в ничтожество, я вынужден был подчиниться этому зверскому и антисанитарному требованию следователя. Применяя эти способы и неоднократно ставя мою жизнь на карту медленной смерти, от меня требовали писать под диктовку всякую небылицу, требовали оговорить себя и других в тягчайших государственных преступлениях. Следствие меня жестоко истязало, чтобы я оговорил себя в том, что был лично знаком с ныне расстрелянным контрреволюционером Ягодой, тогда как я его в жизни не видел и знал его лишь по портретам»

В Новосибирском УНКВД палачи ничем не отличались от омских. Так в своем труде «Вершители судеб» В.А. ХАНЕВИЧ описывает пытки :

«Принижали свою роль в творимых преступлениях практически все бывшие сотрудники НКВД, считали себя всего лишь исполнителями чужой воли, многие якобы преступного характера ведения следственных дел не сознавали и физических мер воздействия к арестованным лично сами не применяли…Однако факты — вещь упрямая. Архивные документы и воспоминания уцелевших жертв говорят о том, что использование при допросах пыток было одобрено на самом «верху» и являлось широко используемой мерой воздействия на заключенных. Одни использовали их, так сказать, «вынужденно», другие сами проявляли инициативу и изобретательность. Так, например, бывший сотрудник Томского горотдела НКВД Н. С. ВЕЛИКАНОВ, ставший впоследствии генералом, кроме таких обычных «мер воздействия», как удары рукояткой пистолета по голове и позвоночнику или зажим пальцев допрашиваемых дверью кабинета, имел в своем арсенале и такой эффективный способ признательных показаний- наиболее упорных садил задним проходом на ножку стула, применяя, так сказать, старый средневековый прием с чекистским усовершенствованием…

Великанов.
ВЕЛИКАНОВ Николай Сергеевич — Начальник 4-го отделения 3-го Отдела Новосибирского УНКВД.

Зато его коллега К. К. ПАСТАНОГОВ был человеком передовых научных взглядов и в своей работе использовал более современные методы пыток. В частности, привязывал арестованных к стулу, прикручивал к их рукам и ногам провода полевого телефона и крутил ручку генератора… Впрочем, не упускал случая поиздеваться над людьми и без всяких современных ухищрений, наступая каблуком сапога на горло или мошонку пытаемых.

IMG_1270
ПАСТАНОГОВ Константин Константинович — Начальник 4-го Отдела УНКВД НСО.

Начальник дорожно-транспортного отдела ГУГБ СССР по Томской железной дороге А. П. НЕВСКИЙ своих жертв пытал тем, что колол их в ягодицы шилом, накручивал на большой гвоздь пряди волос и таким образом рвал их из головы и других частей тела… Широко применялись и другие «меры воздействия», в зависимости от интеллектуального уровня и садистских наклонностей «вершителей судеб». И здесь изобретательность их поистине была безгранична. Не зря в свое время подобный опыт советских «органов» тщательно изучался и использовался нацистскими карательными службами»

2035-06-31-1
НЕВСКИЙ Александр Павлович — Начальник ДТО ГУГБ НКВД по Томской ж.д.

Выше названный ВЕЛИКАНОВ отличился еще и тем, что не только сам фабриковал дела и применял пытки, но и лично расстреливал приговоренных. В нашем распоряжении есть несколько актов о расстреле с его участием в Мариинской тюрьме. Где он расстрелял в том числе и бывших жителей Таловского сельсовета.

Начальник ДТО НКВД по Томской ж.д. НЕВСКИЙ тоже напрямую виновен в массовых убийствах тайгинских железнодорожников, многие из которых были также бывшими жителями Таловского сельсовета.

Подробнее о ВЕЛИКАНОВЕ здесь :

https://myisk.net/великанов-николай-сергеевич/

О НЕВСКОМ здесь:

https://myisk.net/невский-александр-павлович/

О ПАСТАНОГОВЕ здесь:

https://myisk.net/2019/07/30/пастаногов/

One comment

  1. Я прочел о репрессиях и пытках сталинского режима , который точно также поступил с моим реабилитированным в последствии посмертно дедушкой и вспомнил пытки и издевательства , подлог следственных мероприятий и прочих нарушениях , которые были применены уже ко мне в следственном изоляторе КГБ СССР в 1975-76- м годах . Угрозы расстрелом , фабрикация обвинений и приговор по заказу с верху показали повторение преступлений и сегодня !

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s