ДТО НКВД Томской ж.д. 1937-1938 г. Документы и факты. Персональное дело генерала ШАМАРИНА.

ДТО НКВД Томской ж.д  (дорожно транспортный), как и другие отделы УНКВД Западно-Сибирского края, принимал активное участие в арестах и уничтожении ни в чем неповинных людей в 1937-1938 годах. И в моем расследовании он также присутствует…..

738e10db871d03dadf6d160d7e5697bb

Так получилось, что много бывших жителей Таловского сельсовета ушло работать в близлежащие города (Тайга, Анжеро-Судженск) .  Основной причиной  этого была  репрессивная политика советских властей к крестьянам, начиная с 1919 года. Продразверстка, продналог, отсутствие рынков сбыта и запреты на торговлю, раскулачивание — все это привело к тому, что часть крестьян бросило хутора и деревни и уехало работать в город, на шахты, заводы  и железную дорогу. Работали, обживались, строили дома и растили детей. Но и здесь коммунистическая власть не остановилась …..

Спираль закручивалась туже, мало было красному вождю разоренных хозяйств и брошенных земель, нужны были жизни людей, их кровь…… Бессмысленные и кровавые  репрессии охватили всю страну. Цель у Сталина была одна, посеять ужас на много поколений вперед,  убить всякую волю к инакомыслию и свободе.

Набранные опричники без образования и воспитания, без христианских ценностей, без правил и устоев получили практически безлимитное и бесконтрольное право арестовывать, фабриковать дела и расстреливать без суда население. Шло соревнование друг перед другом, отдел перед отделом  за то кто больше арестует и «поставит к корыту» «врагов народа».

ДТО НКВД по Томской железной дороге под руководством капитана ГБ НЕВСКОГО А.П в этом преуспело. День и ночь чекисты на дороге (ж.д) хватали и арестовывали мыслимых и немыслимых врагов, создавая из них несуществующие к-революционные организации. Проводя изощренные пытки заставляли подписывать ложные протоколы и обвинения ,  построенные на самооговорах.

Сегодня отдельные историки, в основном бывшие сотрудники органов, пытаются переписать историю, обелить палачей. Совсем недавно мне попала в руки статья о бывшем помощнике НЕВСКОГО ШАМАРИНЕ. О том каким он был положительным человеком , умелым и чутким руководителем.

В своей статье, опираясь строго на документы, я покажу как работал этот репрессивный орган государственной безопасности, а также его отдельные сотрудники и конкретно вышеназванный генерал ШАМАРИН.

Ниже мною выявленные люди, погибшие от рук транспортных чекистов.

Убитые ОДТО НКВД по ст.Тайга, латыши -латгальцы ,бывшие жители Таловского сельсовета:

  • Висун Леонтий Алексеевич — (1888 г.р) ст 58. расстрелян 2.02.38 г. в Томской тюрьме.
  • Вуцен-Лаздан Адам Иванович (1916 г.р) ст. 58, расстрелян 2.02.38 г. в Томской тюрьме.
  • Вылцан(Выльцан) Бронислав Данилович (1913 г.р) расстрелян 2.02.1938 г. в Томской тюрьме.
  • Гинет Леонтий Иванович — (1909 г.р) (уг. дело П- 8683) ст.58 расстрелян 1.11.38 г. в Томской тюрьме
  • Гумбелис Мартин Мартинович — (1912 г.р) ( уг.дело П-8806) ст. 58, расстрелян  в Томской тюрьме.
  • Каркле Антон Андреевич — (уг.дело П — 8866) ст. 58, расстрелян 10.03.38 г.
  • Каршеник Егор Казимирович (1897 г.р) — (уг.дело П-6882) ст.58 расстрелян в Томской тюрьме 1.02.38 г.
  • Кведер Иван Антонович -(1909 г.р) (уг.дело П — 8488) ст. 58, расстрелян 02.02.38 г в Томской тюрьме.
  • Лаздынь Иван Дитрихович -ст.58 (уг.дело П-5306 расстрелян 19.02.38 г. в Томской тюрьме)
  • Упеник Донат Игнатьевич (уг.дело П-8150) ст. 58, расстрелян 2.02.38 г. в Томской тюрьме.
  • Цируль Петр Антонович (томск студент)(1913 г/р) ст. 58, расстрелян 2.02.1938 в Томской тюрьме
  • Якштонец(Якитонец) Адам Казимирович — (1905) г.р расстрелян 2.02.1938 г. в Томской тюрьме.

И это еще не все…..Еще предстоит большая работа по окончательному выявлению.

Руководство ДТО НКВД по Томской ж.д. на 1937-1938 годы.

СПРАВКА. 

НЕВСКИЙ АЛЕКСАНДР ПАВЛОВИЧ

1896 — 1939

2035-06-31-1Родился в русской семье служащего земства. Окончил реальное училище, затем 2 курса Московского коммерческого института, а в 1916 — Александровское военное училище. До 1917 служил в царской армии на Салоникском фронте. В 1918 интернирован французскими властями в город Верия. С 1919 в Югославии, работал журналистом в Белграде, в августе того же года вступил в коммунистическую партию Югославии. В 1921 осуждён на два месяца тюрьмы и восемь месяцев ссылки. В 1922 вернулся в СССР. В 1922—1923 работал в Нижнем Новгороде ответственным секретарём научно-технического клуба губсовпрофа (губернского совета профессиональных союзов), заместителем заведующего центральным рабочим клубом. С мая 1923 по сентябрь 1931 сотрудник ИНО ОГПУ. В 1925 работал в Греции под прикрытием должности атташе полномочного представительства СССР. Работал референтом, оперуполномоченным, начальником 4-го отделения ИНО ОГПУ с 1930 по 1933. В 1933—1934 начальник отделения Особого отдела ПП (полномочного представительства) ОГПУ Уральской области, в 1934 Челябинской области. В 1934—1935 помощник начальника Особого отдела УНКВД Ивановской промышленной области. С 1935 начальник Транспортного отдела УНКВД Западно-Сибирского края. С 1936 помощник начальника Особого отдела Сибирского военного округа, после чего до 1937 начальник Транспортного отдела УНКВД Новосибирской области. С января 1937 временно исполняющий должность начальника, затем утверждён начальником Дорожно-транспортного отдела Томской железной дороги. Активный организатор репрессий; за 1937 арестовал по делу контрреволюц. диверсионно-повстанческой орг-ции на Томской ж. д. около 1.200 чел.; всего за 1936-38 ДТО НКВД репрессировал на Томской ж. д. более 5.000 чел.11 июля 1938 арестован, 10 марта 1939 осуждён ВКВС СССР к ВМН и в тот же день расстрелян. Впоследствии не реабилитирован.

ЗВАНИЯ :

  • прапорщик царской армии (1916)
  • c 22.03.1936 старший лейтенант государственной безопасности Приказ НКВД СССР № 176 от 22.03.1936 — часть 1 из 2
  • c 29.01.1937 капитан государственной безопасности Приказ НКВД СССР № 118 от 29.01.1937

НАГРАДЫ :

Order_of_the_Red_Star_1               02.07.1937 орден Красной Звезды Постановление ЦИК СССР от 02.07.1937

ШАМАРИН АНДРЕЙ ВАСИЛЬЕВИЧ

1904 — 1994

1675-01-09-1
ШАМАРИН Андрей Васильевич — Начальник оперпункта Транспортного отдела НКВД ст.Тайга, позднее пом.нач. ДТО НКВД по Томской ж.д, позднее зам.нач. Транспортного отдела НКВД Томск. ж.д. Последнее звание — генерал — майор. 1936 год.

Родился в 1904 году в г.Новониколаевск (ныне Новосибирск) в семье столяра.окончил три класса 4-х классного городского училища в Новониколаевске. В 1918-1919 годах работал учеником по столярному делу, затем токарем по дереву в ремонтных мастерских в г.Черепаново Томской губернии. В 1920 году вступил в комсомол. С 1924 года кандидат в члены ВКП (б). В 1921 году Укомом комсомола направлен в политбюро уездного ВЧК г.Черепаново, где проработал до 1924 года в качестве секретного агента-информатора помощника уполномоченного ВЧК, затем оперативного сотрудника политбюро уездного ВЧК–ОГПУ. В 1924 году переведен в Новониколаевск где проработал 1 год в губотделе ГПУ, затем откомандирован в Омск в окротдел ГПУ в качестве ст.уполномоченного. Член ВКП(б) с 1925 года № 0660146.  В 1929 году направлен в центральную школу ОГПУ (Москва). В 1930 году по окончанию школы вернулся в Омск и работал начальником Особого отдела. В 1934 году переведен в сектор ОГПУ г.Барнаула в качестве начальника Особого отдела. В эти 1930—1935 годы в хлеборобных районах Сибири (сельские территории у Омска, Новосибирска, Барнаула) проводится первая волна сталинских репрессий против крестьянства: раскрестьянивание и высылка в северные районы Томского и Нарымского округов тысяч сельчан, насаживается коллективизация. В связи с укреплением кадров на транспорте в ноябре 1935 назначен на должность начальника оперпункта отдела НКВД Томской железной дороги по станции Тайга, где проработал до октября 1937 года. 

 С 25 октября 1937 года — пом.начальника ДТО НКВД по Томской ж.д под руководством НЕВСКОГО (станции Яшкино, Тайга, Анжеро-Судженск, Томск).

С декабря 1938 по ноябрь 1939 гг. — заместитель начальника ДТО НКВД Томской ж.д .Занимался выявлением «агентурной деятельности врагов народа» в военизированной организации ж.д. перевозок в Томском округе В 1938 году избран секретарем парткома УНКВД (неосвобожденный). В мае 1938 года приехав на ст.Тайга в ОДТО приказал врид.начальника ОДТО ст.Тайга ГОТОВЦЕВУ фабриковать дела на коммунистов. ГОТОВЦЕВ приказание не выполнил, за что был осужден на три года, по сфабрикованному делу ШАМАРИНЫМ , позже ГОТОВЦЕВ реабилитирован.

9 мая 1938 года за особое усердие в чекистской работе награждён знаком «Почётный работник ВЧК—ОГПУ (XV)», в это же время окончил курс лётчиков в Новосибирском аэроклубе ОСОАВИАХИМ. В апреле 1939 года за применение пыток был снят с поста заместителя начальника Дорожно-транспортного отдела ГУГБ НКВД Томской железной дороги и ненадолго уволен из НКВД. Объявлен выговор, который в 1940 году был снят. В результате поданных апелляций дело А. Шамарина было пересмотрено, он был восстановлен на службе.

С декабря 1939 по апрель 1941 года являлся заместителем председателя Новосибирского областного совета спортивного общества УНКВД «Динамо» (Новосибирск). В марте 1941 года назначен начальником секретариата УНКВД по НСО. В июне 1941 года назначен начальником КРО (контр — разведывательного отдела), а в августе 1942 — заместителем начальника УНКВД.В январе 1943 назначен заместителем начальника Управления НКВД СССР по вновь созданной Кемеровской области. С 07.05.1943 по 14 февраля 1948 — начальник Управления НКВД СССР Кемеровской области. В сфере ответственности, в том числе, система кузбассовских объектов (лагеря, тюрьмы, лагпункты, спецкомендатуры) Сиблага.

1675-01-10-1
ШАМАРИН Андрей Васильевич — Начальник Управления НКВД по Кемеровской области. 1947 год.

С декабря 1947 — депутат Кемеровского областного Совета депутатов трудящихся. Вскоре переведён в командный состав системы лагерей ГУЛАГ СССР.

Со 2-го августа 1948 по 2-е июня 1949 — начальник Управления Волгобалтстроя Вытегорского исправительно-трудового лагеря Главного управления строительства гидротехнических сооружений МВД СССР (ГУЛАГ) в Вологодской области. Со 2-го июня 1949 по 31 января 1950 — начальник Управления строительства и Калачёвского исправительно-трудового лагеря Главного управления строительства гидротехнических сооружений МВД СССР (Сталинградская область, Волго-Донский соединительный канал). С 20 марта 1950 года — заместитель начальника Строительства № 994 и Управления Исправительно-трудового лагеря ГУЛПС специального строительства рудников МВД «Красноярск–26»: участие в реализации Атомного проекта СССР — строительство города и секретных объектов в тайге Красноярского края (ныне это город Железногорск).  В памяти горожан он остался как организатор лагерного отделения строгого режима — «Шамаринской дачи». В 1951—1953 гг. — заместитель начальника Управления Исправительно-трудового лагеря и Строительства железных рудников ГУЛПС МВД СССР в Красноярском крае). В апреле 1953 года назначен исполняющим обязанности начальника Исправительно-трудового лагеря и строительства железных рудников Министерства юстиции СССР в Красноярском крае. С мая 1953 года — и.о. начальника, начальник Полянского исправительно-трудового лагеря МВД СССР «Красноярск–26» в тайге Красноярского края. 

1675-01-11-1954
ШАМАРИН Андрей Васильевич — Начальник Полянского исправительно-трудового лагеря (Красноярск-26). 1954 год.

С января 1954 — в запасе, уволен со службы по состоянию здоровья. Длительное время лечился в госпиталях. После выхода на пенсию с 1964 года жил в Москве.

006 (1)
ШАМАРИН Андрей Васильевич — Пенсионер. 1960-е.
Шамарин_АВ_(1984)
ШАМАРИН Андрей Васильевич — Пенсионер.Генерал-майор. 1984 год.

Умер 12 мая 1994 года в посёлке Шереметьево под Москвой на 90-м году жизни.

ЗВАНИЯ:

  • c 22.03.1936 лейтенант государственной безопасности
  • до 11.02.1943 капитан государственной безопасности
  • c 11.02.1943 подполковник государственной безопасности
  • на 20.09.1943 полковник государственной безопасности
  • c 09.07.1945 генерал-майор

НАГРАДЫ :

  • 09.05.1938 знак «Почетный работник ВЧК-ОГПУ (XV)»

  • 20.09.1943 орден Красной Звезды » За образцовое выполнение правительственных заданий в годы Отечественной войны»

  • 03.11.1944 орден Красного Знамени «За выслугу лет»

  • орден Ленина «За выслугу лет»

  • медаль «За победу над Германией в ВОВ в 1941-1945 гг»

  • медаль «За доблестный труд в ВОВ»

Как отдавались приказы НЕВСКИМ и ШАМАРИНЫМ на фабрикацию  дел можно узнать из документов, которые я публикую ниже:

Заявление Начальнику Отдела кадров ГУГБ НКВД СССР от бывшего ОГПУ НКВД ГОТОВЦЕВА Ивана Константиновича.

СПРАВКА 

image (8)
ГОТОВЦЕВ Иван Константинович — Врид.нач. ОДТО НКВД ст.Тайга в 1938 году.

Родился в 1905 году. Член ВКП (б) с апреля 1928 года.До 4.08.38 г. пом. начальника отделения ДТО НКВД ст.Тайга. Активный участник политических репрессий, проводил допросы, фальсифицировал дела.Подписывал обвинительные заключения. Арестован в августе 1938 года в Новосибирске по сфабрикованному делу ШАМАРИНЫМ ,за якобы разглашение документов особой важности неизвестным лицам, исключен из партии 22.08.38 года, осужден на три года, срок отбывал на Дальнем Востоке. 29.08.39 г. Верховным судом приговор был отменен за отсутствием состава преступления. 19.02.40 — освобожден. , уволен ст.38 п «б» 4.08.38 г. 2.03.40 восстановлен в ВКП (б) 22.03.1936 — сержант госбезопасности. Убит на фронте  15.01.44 г.                                                                                                                                     

0007

0008

0009

  0027

Из следующего документа можно понять, как в целом обстояли дела в ДТО НКВД по Томской ж.д. Какие чистые руки и горячие сердца были у транспортных чекистов в 1938 году. Ниже оригинал, затем его перепечатка.

РАПОРТ БАТАЕВА Председателю Комиссии ВАЛЕВИЧ по проверке работы партийного комитета УНКВД по НСО за 15.03.39 г.

П-44, оп.2, д.6717, 0036П-44, оп.2, д.6717, 0037П-44, оп.2, д.6717, 0038П-44, оп.2, д.6717, 0039П-44, оп.2, д.6717, 0040П-44, оп.2, д.6717, 0041П-44, оп.2, д.6717, 0042П-44, оп.2, д.6717, 0043П-44, оп.2, д.6717, 0044П-44, оп.2, д.6717, 0045

П-44, оп.2, д.6717, 0046
Введите подпись

Секретно.

ПРЕДСЕДАТЕЛЮ КОМИССИИ ПО ПРОВЕРКЕ РАБОТЫ

ПАРТИЙНОГО КОМИТЕТА УНКВД ПО НСО

 

Тов. ВАЛЕВИЧ.

 

Сознательное скрытие проступков и прямых преступлений со стороны отдельных членов ВКП(б) в партгруппе ДТО НКВД Томской ж.д. и его периферийных органах проводил бывший нач. ДТО, враг народа НЕВСКИЙ; затем его заместитель исполняющий обязанности нач. ДТО РОЗИН, пом. нач. ДТО, ныне зам. нач. ДТО ШАМАРИН, который является секретарем парткома УНКВД по Новосибирской области.

Если это не прямая вражеская работа, то прямая помощь врагам, которая не может быть терпима и оставаться безнаказанной. Известные мне факты из обсуждений на собраниях нашей партгруппы, общих партийных собраниях и частных разговоров среди сотрудников, заслуживают серьезного внимания.

КОРСАКОВ – пом. нач. отделения ДТО, во время работы на ст. Тайга, когда начальником там был ШАМАРИН, в 1936г. будучи на одной из частных квартир под силой оружия пытался изнасиловать одну гражданку, которая доведенная до отчаяния, выбросилась в окно. Там же — система пьянок и дискредитации. Работая пом. нач. отделения на ст. Инская в 1938 г. тоже система — прогулов и дискредитации, факты были расследованы особо.уполномоченным ДТО т.КОРТУНКОВЫМ, полностью подтвердились, но административных выводов никаких сделано не было, и факты не получив огласки, были замяты.

1033-01-07-1
КОРСАКОВ Константин Михайлович — Оперативный работник ОДТО НКВД по ст.Тайга до октября  1937 года.

Когда уже действия КОРСАКОВА стали нетерпимы, то РОЗИН переводит Корсакова, как «лучшего дисциплинированного» работника на ту же должность на ст. Новосибирск, где он буквально через несколько дней появляется пьяным в кабинете и устраивает пьяный скандал по телефону с работниками ст. Новосибирск, начиная от телефонисток до дежурного по вокзалу. Когда на одном из собраний свидетель этого безобразного факта тов.ПЕТРОВ пытался сказать, то РОЗИН заявил: «Об этом сейчас не стоит говорить», но никаких административных мер не предприняли, и случаю огласки не дали. Осенью 1938г. КОРСАКОВ устраивает пьяный дебош со стрельбой из оружия на ст. Новосибирск днем во дворе жел.дор.милиции, врывается в арестное помещение, открывает камеру и ведет разговоры с арестованными, милицией, разоружается и выводится из вагонзака, дома терроризует семью. Получает за это арест, но приказ сотрудникам не объявляется. На партийном собрании партгруппы получил выговор и дал слово все это прекратить, а затем в феврале м-це 1939 года устраивает пьяный дебошь на квартире, куда живущие соседи по квартире вызывают  дежурного и выезжают на усмирение зам.нач.ДТО РОЗИН, начальники отделений: МАЛИНИН, МУХИН и ПАПШЕВ, на второй день делает прогул после пьянки.

При обсуждении на собрании партгруппы выяснилось, что немного раньше КОРСАКОВ был в служебной командировке на ст.Сокур, куда явился пьяным, устроил скандал, расконспирировал имеющийся в органах компрометирующий материал на одного из работников станции, (отдача ненужных приказаний и превышение власти) работниками станции вызывалась ж.д.милиция. Также заявил т.ГЛОТОВ, что КОРСАКОВ пьянствовал и дебоширил в частной квартире у одиноких женщин по Красному проспекту №11. Собрание партгруппы предложило случай на ст. СОКУР расследовать в административном порядке, но ничего не сделано.

ШАМАРИН присутствуя на собрании, как секретарь парткома по этим фактам не выступил, чтобы дать политическую оценку, зная его проделки по ст. Тайга. Член парткома МАЛИНИН выступил с либеральной речью примиренца, и когда ему собрание задало вопрос: «Ваше мнение по этим фактам?», т.к из выступления не понятно было, как он расценивает преступления КОРСАКОВА, то МАЛИНИН заявил, что вывода он еще не обдумал.

До этого данный разговор КОРСАКОВУ секретарем парткома ШАМАРИНЫМ продолжительное время не был утвержден парткомом и даже, как выяснилось при вторичном разборе дел КОРСАКОВА, ранее объявленный выговор парткома не утверждался совсем. На этом вторичном собрании только был подтвержден первый выговор, т.к. якобы он потерял прежнюю значимость, ибо не утверждены парткомом.

После этого КОРСАКОВУ предоставляется месячный отпуск для поправки здоровья. По адм.линии был дан арест, но приказ сотрудникам не объявлялся. КОРСАКОВ после всех этих преступных дел продолжает оставаться на руководящей работе в должности пом.нач.оперативного отделения Дорожно-Транспортного отдела Том.ж.д.

НЕФЕДОВ – начальник отделения НКВД на ст. Инская. В 1938 г. система пьянок и дискредитации, невыхода на работу по несколько суток. Все это покрывалось врагом народа НЕВСКИМ, умалчивалось РОЗИНЫМ и ШАМАРИНЫМ. Когда НЕФЕДОВ запился до невозможности, то в конце 1938г. ему дают путевку на курорт, а в декабре месяце 1938г, возвратившись с курорта со свежими силами, НЕФЕДОВ пьянствует подряд 20 суток, не выходя на работу, но т.к. этот факт стал уже известен, то издается сухой ничего не говорящий  и не воспитывающий приказ от 28/XII-38г. «Нач.ОДТО НКВД ст. Инская за систематическое пьянство и невыход на работу, арестовать на 15 суток с исполнением служебных обязанностей», но приказ объявлен не был. На одном из совещаний вопрос о НЕФЕДОВЕ, врид.нач. ДТО РОЗИНЫМ, а затем ШАМАРИНЫМ был задет вскользь, но не проработан по большевистски с политической оценкой фактов.

В январе месяце и феврале 1939г. повторяется система пьянок и прогулов, но РОЗИН и ШАМАРИН зная о постановлении СНК СССР, ЦК ВКП (б) и ВЦСПС от 28/XII-38 года все покрывают и никаких мер не предпринимают.

Когда НЕФЕДОВ за все эти преступления был исключен на бюро РК ВКП(б) из членов ВКП(б), только тогда ШАМАРИН выехал на ст. Инская и отстранил НЕФЕДОВА от работы, хотя хорошо знает, что у него не только эти факты, а и факты нарушения революционной законности.

Приказа никакого не последовало, а если есть, то не проработан и не объявлен оперсоставу.

После того, как НЕФЕДОВ был исключен из ВКП (б) и отстранен от работы, то 13 февраля 1939 г принимает участие на вечере в честь проводов на квартире РОЗИНА, как приятель и соратник по работе.

ШАТАЛОВ, опер.уполном.отделения ДТО НКВД Том.ж.д. Работая в г. Барнауле за систематические пьянки и прогулы первичной парторганизацией был исключен из членов ВКП (б) и так как там себя скомпрометировал, то его перевели в руководящий аппарат в г. Новосибирск – ДТО НКВД. Крайкомом ВКП(б) Алтайского края ШАТАЛОВ был восстановлен.

Работая в ДТО, он в течение девяти месяцев нигде не состоял на партийном учете.

Имел ряд пьянок и невыходов на работу, но решительных мер никаких не принималось.

В ночь с 7 на 8 января 39 года напился пьяным до такого состояния, что на ст. Новосибирск в бесчувственном состоянии в форме и документами был подобран красноармейцем и доставлен в комендатуру УНКВД, на следующий день делает прогул.

Никаких приказов после этих фактов не последовало, чтобы проработать как пример недостойный звания члена ВКП (б) и работника НКВД, хотя РОЗИН и ШАМАРИН прекрасно знали всю серию преступлений партийных и административных за ШАТАЛОВЫМ. После этого случая, отсидев с исполнением служебных обязанностей несколько суток, ШАТАЛОВУ разрешается несколько суток отпуск в г.Барнаул – домой, где он опять пьянствует 12 или 14 суток подряд, а затем приезжает на работу в ДТО, ему опять делает арест, которых у него больше чем действительной работы в органах.

В марте месяце 1939 года ШАТАЛОВ, как исправившийся посылается на работу обратно в Барнаул.

ПОТАПОВ пом.нач.отделения НКВД на ст.Рубцовка. В 1936-1937г., работая начальником оперативного пункта НКВД на ст.Усята имел систематические пьянки, развал работы, связь с врагами народа, подлоги денежных документов и присвоение денег. Тетка находится за границей, с которой имел связь. В 1937г за все это был исключен из кандидатов в члены ВКП (б), но после выезда туда НЕВСКОГО через некоторое время ПОТАПОВ был восстановлен и переведен на работу в г. Новосибирск.

Проработав в г. Новосибирск три-четыре месяца ПОТАПОВА зам.нач.ДТО РОЗИН, как исправившегося, посылает на должность пом.нач.отделения НКВД на ст. Рубцовка и незадолго до отъезда на партгруппе ставится вопрос о переводе его из кандидатов в действительные члены ВКП (б), в числе других рекомендующих дает рекомендацию РОЗИН, знающий лучше всех преступления ПОТАПОВА.

На общем партийном собрании т.КОРТУНКОВ при обсуждении кандидатуры ПОТАПОВА сделал заявление об известных ему фактах уголовного характера преступлений за ПОТАПОВЫМ, то ШАМАРИН заявил, что это проверялось и не подтвердилось, но собрание постановило разобрать все эти вопросы еще раз на партийном комитете, т.к. много темных и неясных мест. Рекомендующий т.ВОРОНКОВ после этого от рекомендации отказался, подав об этом заявление. ШАМАРИН на парткоме вопроса не поставил, а 7/II-39года снял его с партийного учета в Рубцовку, в то время, как до этого он продолжительное время, работая в Рубцовке, состоял на учете в г. Новосибирске.

ШАМАРИН этим дал возможность ПОТАПОВУ уйти от партийной ответственности, несмотря на его преступления.

Выдвинут ПОТАПОВ на должность пом.нач. ОДТО был РОЗИНЫМ при активном содействии ШАМАРИНА, как секретаря парткома, пытавшегося фуксом протащить его из кандидатов в члены ВКП(б), замазывая преступления и не говоря о них.

КАМЕНСКИЙ К.Д., секретарь ДТО НКВД, взятый на эту работу врагом народа НЕВСКИМ, которому усердно прислуживал.

По разговорам среди сотрудников, работавший в наших органов его брат, арестован. На хранение КАМЕНСКОМУ были сданы вещи арестованного КАЗАДАЕВА Юрия, при освобождении которого сотрудник для особых поручений т. КОРТУНКОВ предложил последнему возвратить хранящиеся вещи КАЗАДАЕВУ, но Каменский не возвратил часы, костюм и другие вещи. Зная об этом, РОЗИН и ШАМАРИН мер никаких не предпринимают, и вещи не возвращены.

Делопроизводитель СУРКОВА говорила, что он имел около 900 руб. растраты, но набрав расписок, ему их утвердили.

Как работник тупой, бездельник, дискредитирующий своим поведением органы НКВД, но держится как незаменимый и нужный человек, хотя должности секретаря не соответствует.

БАЛАБАНОВ опер. уполн. опергруппы в г. Томск. Бытовое разложение, многоженство. Система пьянок и безделье. Нарушение революционной законности, незаконный арест помощника начальника станции КОЛЕСНИКОВА, присвоил и израсходовал деньги, изъятые у арестованного, которые с него удержали из зарплаты, но за это не наказали.

В феврале месяце 1939 года в результате пьянки из ружья БАЛАБАНОВА застрелился пьянствующий вместе с ним. За все эти преступления, а их гораздо больше, он получил только 15 суток ареста с исполнением служебных обязанностей, но приказ не объявлен.

БАТАЛИН – нач. водного отдела УНКВД. На одном из общих партийных собраний в 1938 году вскрылось, что он явился однажды в управление НКВД в свой кабинет пьяным и устроил дебошь-бой посуды и скандал.

Во время служебной командировки в г. Томск вместе с нач.отдела ПОСТАНОГОВЫМ в гостинице устроили скандал с неизвестными женщинами.

ПАСТАНОГОВ Константин Константинович — Начальник 4-го Отдела УГБ УНКВД по НСО.

Собрание предложило парткому разобрать эти факты на первичных партгруппах, но вопрос ШАМАРИНЫМ сознательно оттягивался, а когда он был поставлен уже в 1939 году 7 марта, то ШАМАРИН предложил его снять с повестки дня, как маловажный вопрос и настоял на своем.

КРАВЧИНСКИЙ – б/начальник отдела кадров УНКВД по НСО, на которого был прислан в 1938г компрометирующий материал о связях с врагами народа из г. Оренбурга, который ШАМАРИНЫМ замалчивался, когда партгруппа настойчиво потребовала разбора дела КРАВЧИНСКОГО, то ШАМАРИН с большим сопротивлением, замалчивая ряд имеющихся фактов начал обсуждать его на парткоме только в конце февраля или начале марта 1939 года  почти через год. Партком объявил КРАВЧИНСКОМУ только выговор, а общее собрание 10/III-39года, на котором вскрылось антипартийное лицо КРАВЧИНСКОГО, исключило его из ВКП(б) единогласно. КРАВЧИНСКИЙ являлся членом парткома и заместителем ШАМАРИНА, который сознательно покрывал известные ему преступления КРАВЧИНСКОГО.

МАЛИНИН – нач. отделения ДТО НКВД. Член парткома, когда уезжал в Москву и якобы должен был уехать совсем, то был выведен из состава парткома, а возвратившись обратно, вновь оказался в составе парткома. После постановления от 28/ХII – 38г. на работу ходит с опозданием, что отражено в стенной газете, но вопрос этот остается в таком же положении.

Работающий в его отделении т.ДОЛЖАНСКИЙ опер.уполн.лично мне рассказал, что арестованный за к-р. деятельность ЧУФИСТОВ в своих личных показаниях назвал участником к-р. дел некоего ШИШКИНА, который оказался родственником МАЛИНИНА.

В следственном деле ЧУФИСТОВА показаний на ШИШКИНА нет, как это получилось знает МАЛИНИН, хотя в оригинале показаний ЧУФИСТОВА, ШИШКИН фигурирует.

Как член парткома, знал обо всех творящихся безобразиях и неправильной линии ШАМАРИНА, однако оставался ко всему равнодушным созерцателем и поддерживал неправильные действия ШАМАРИНА, как секретаря парткома. При обсуждении преступных дел КРАВЧИНСКОГО на партийном комитете объявили ему только выговор, а молодого кандидата ВКП (б) т. ВОЛКОВА за менее важные проступки исключили.

МАЛИНИН, как член парткома знал о проступках перечисленных коммунистов, видел линию, занимаемую по отношению к ним РОЗИНЫМ и ШАМАРИНЫМ, но также отмалчивался. Создавал себе дешевый авторитет среди сотрудников, рассказывая всем, что он как растущий работник назначается Наркоматом НКВД начальником ДТО НКВД Северо-Донецкой ж.д. затем начальником ДТО НКВД Челябинской ж.д. Держит себя с особой осанкой чекиста-профессионала специалиста, знающего себе цену.

ШАМАРИН — зам.нач. ДТО НКВД Томской ж.д. и секретарь парткома УНКВД по Новосибирской области, в прошлом сын мельника. Оторванность и сознательная изоляция парткома от коллектива.

Совместно с МАЛЬЦЕВЫМ проводил экспромтом партийно-чекистские собрания без предварительного объявления вопросов обсуждения, и собравшиеся узнавали повестку в момент открытия этих собраний и оказывались к ним, собраниям, неподготовленными. МАЛЬЦЕВ и ШАМАРИН заявляли, обращаясь к собранию: «Давайте, критикуйте, товарищи»!

Понятно, что такие собрания проводились только для формальности, а не для делового обсуждения поставленных вопросов на повестку дня.

Постановление СНК СССР, ЦК ВКП (б) и ВЦСПС от 28/ХII – 38 года встречено с большим воодушевлением партийными и непартийными большевиками необъятного Советского Союза, и по-большевистски, проводится в жизнь, но для ШАМАРИНА, как руководителя учреждения, секретаря парткома и как гражданина это постановление оказалось не обязательным.

ПАПШЕВ – нач.2 отд.ДТО 7/II – 39 года утром пришел на работу в 10 ч.40 м. 14 февраля 1939 г. утром пришел в 10 часов 55 минут.

13 февраля 1939 года б/зам.нач. ДТО РОЗИН устраивает свои проводы, и вечером не явились по этому поводу на работу: парторг ГУБАНИЩЕВ, секретарь ДТО КАМЕНСКИЙ, нач.отделения ПАПШЕВ, нач. ОДТО ст. Инская НЕФЕДОВ.

14 февраля 39 года опять проводы РОЗИНА, и вечером опять не выходят на работу: нач.отделения ПАПШЕВ, его помощник и он-же редактор стенгазеты ТРЕТЬЯКОВ, секретарь КАМЕНСКИЙ, парторг ГУБАНИЩЕВ.

В стенной газете появляются по этому безобразному и преступному случаю нарушения советского закона членами ВКП (б) заметки, но никаких выводов по административной линии, а также и не ставился на обсуждение вопрос и по партийной линии, хотя ШАМАРИН об этом знает лучше всех, но упорно молчит.

Нужно сказать, что вообще все заметки опубликованные в стенной газете проходили незамеченными ШАМАРИНЫМ, как секретарем парткома.

Когда был арестован враг народа НЕВСКИЙ, то партгруппа поставила на собрании вопрос о переизбрании парторга ПАПШЕВА за отрыв от коллектива, развал партийной работы и слепое подчинение партийной работы по указаниям НЕВСКОГО. Партком по этому поводу никаких мер не предпринял, тогда ШАМАРИН, как член этой партгруппы и секретарь парткома вносит предложение, что лучше сделать так – партком пошлет комиссию проверить работу партгруппы, которая это сделает, доложит свои результаты на собрании партгруппы и тогда собрание будет делать орг.вводы о парторге, собрание предложение приняло, а получилось не так: комиссия доложила свои результаты на заседании парткома и партком на основании этого постановил ПАПШЕВА снять с парторгов и произвести перевыборы.

После этого собрание партгруппы обязано было подчиниться  решению парткома, в то время как этот вопрос был поднят и поставлен на партгруппе, в результате развернувшейся критики и самокритики, вскрывшей работу парторга до решения парткома.

Получилось так, если бы ШАМАРИН не внес этого предложения, то партгруппа решила бы вопрос о парторге ПАПШЕВЕ самостоятельно, и партком бы остался перед происшедшим фактом в неудобном положении, когда же было принято парткомом решение, то получилось, что партком вскрыл недочеты в работе партгруппы и парторга ПАПШЕВА, ШАМАРИН вывел себя из неудобного положения.

15/III – 1939 г.                                                          Член ВКП (б) (Батаев)

Справка на ШАМАРИНА Андрея Васильевича о наличии компрометирующих материалов. 

П-44, оп.2, д.6717, 0066

Г. Новосибирск                                                                                        2 апреля 1939 года.

С П Р А В К А

О наличии компрометирующих ма-

териалов на секретаря парткома УГБ

ШАМАРИНА Андрея Васильевича.

МАКСИМОВ, 

сотрудник

 ХI Отдела

УНКВД НСО  

ШАМАРИН проводил антипартийные дела, не выполнял решений общих собраний парторганизации УГБ, выполнял волю врага народа МАЛЬЦЕВА, способствовал пьянице ПАПШЕВУ не выходить на работу и не вел борьбы с этим.

МЕЛЬНИКОВ

сотрудник

ДТО УНКВД

В 1936 г. ШАМАРИН, работая начальником отделения ст. Тайга по указанию врага народа НЕВСКОГО «липовал» следственные дела, после чего НЕВСКИЙ нанял ШАМАРИНА к себе в помощники.

На совещании НЕВСКИЙ приводил пример ШАМАРИНА, как нужно липовать дела, после чего ШАМАРИН по представлению НЕВСКОГО награжден знаком Почетного Чекиста. Работая вместе с НЕВСКИМ давали установки создавать нецелеустремленную агентуру по количеству, а не по качеству. Когда разоблачен был НЕВСКИЙ, как б/офицер, ШАМАРИН стоял в защиту его на собрании, ограничились исключением его из партии, но не привлечением.

 

БАЛИЦКИЙ,

Следственно-

Заключенный,

б/работник

ДТО УНКВД

«Я арестован без наличия на меня компрометирующих материалов, арестован был 22 октября 1937 года, сидел без допроса до 15/II-38 г., т.е. 4 месяца.

В мае ШАМАРИН сфабриковал копию протокола показания троцкиста САВИНОВА, протокол допроса датирован 23 сентября 1937 г., а в деле же имеется справка Спецотдела, в которой указано, что САВИНОВ расстрелян23 августа 1937 г. Позднее я, знакомясь с делом, увидел, что протокол допроса второй датирован 30 сентября 1937 г.

ШАМАРИН, как подхалим выполнял указания врага народа НЕВСКОГО и поддерживал его.

ВРИД ОСОБОУПОЛНОМОЧЕННОГО УНКВД ПО НСО

Лейтенант госбезопасности                                                                                      (Филатов)

Заключение по делу партийного расследования на быв. секретаря партийного комитета ШАМАРИНА Андрея Васильевича.

П-44, оп.2, д.6717, 0067П-44, оп.2, д.6717, 0068П-44, оп.2, д.6717, 0069П-44, оп.2, д.6717, 0070П-44, оп.2, д.6717, 0071П-44, оп.2, д.6717, 0072

З А К Л Ю Ч Е Н И Е

ПО ДЕЛУ ПАРТИЙНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ НА БЫВ.СЕКРЕТАРЯ

ПАРТИЙНОГО КОМИТЕТА ШАМАРИНА Андрея Васильевича.

 

В прениях по отчетному докладу парткома, состоявшегося 3/IV-39г. и материалами комиссии по проверке работы парткома тов. ШАМАРИНУ были предъявлены следующие обвинения, что он:

  1. Как секретарь партийного комитета не обеспечивал развертывания партийно-политической работы в парторганизации, в результате чего последняя была развалена;
  2. Партком во главе с ШАМАРИНЫМ, вел линию в практической работе, направленную на отрыв органов НКВД от парторганизации;
  3. Как секретарь парткома, не только не организовывал критики и самокритики недостатков в чекистско-оперативной работе и ликвидации их, но способствовал членам парткома ПАСТАНОГОВУ, МЕЛЕХИНУ и др. зажимать критику в партгруппах, в результате чего в работе отделов НКВД имели место факты грубого нарушения революционной законности, нарушения норм УПК, несвойственных методов следствия и необоснованные аресты честных граждан;
  4. Вследствие того, что, находясь в близких бытовых связях с быв.нач. управления МАЛЬЦЕВЫМ, оказавшимся врагом народа, и несмотря на сигналы членов ВКП (б) о необоснованных арестах и несвойственных методов следствия, даже после постановления СНК СССР и ЦК ВКП (б) от 17/ХI-1938г. не организовал критики и самокритики по вскрытию вражеской деятельности быв. руководства и, идя в этом вопросе на поводу у МАЛЬЦЕВА, не только не довел до сознания членов партии, этого решения и не мобилизовал парторганизацию на решительное изжитие недостатков и перестройку работы, но способствовал Мальцеву и другим укрывать их преступную деятельность;
  5. Что все это являлось следствием того, что сам тов. ШАМАРИН производил необоснованные аресты и вел следствие несвойственными методами. В частности, записывал в протоколы арестованных совершенно невинных людей (хотя арестованные об этом не показывали), как например, в протокол допроса КАРАБАНОВА ШАМАРИНЫМ были записаны ИВАНОВ, ФИЛИН, АЛЕЩУК и др., ни в чем не повинных людей, — в данное время не арестованных;
  6. Что ШАМАРИН принимал участие в необоснованных арестах сотрудников ДТО НКВД. Зажима критику и самокритику в партгруппе ДТО и т.д.
  7. Не принимал никаких мер с фактами морально-бытового разложения и антипартийными проступками отдельных членов ВКП (б), как КОРСАКОВА, НЕФЕДОВА, ШАТАЛОВА, ПОТАПОВА, КАМЕНСКОГО, БАЛАБАНОВА, БАТАЛИНА, ПАСТАНОГОВА и др.;
  8. Что в вербовке агентуры допускал «кампанейщину», а не исходил из конкретной необходимости этих вербовок;
  9. Не документировал подрывную деятельность НЕВСКОГО, не вел борьбы за ликвидацию последствий вредительства в ДТО НКВД, после ареста НЕВСКОГО. Не разбирал жалоб арестованных и т.д.;
  10. Допустил вместе с НЕВСКИМ и РОЗИНЫМ незаконное расходование 13 тысяч государственных средств, отпущенных на следственную работу;
  11. Нечутко относился к нуждам сотрудников (ЗЕЛЕНКО) и не проверял поступающие на последних компрматериалы (ЗЕЛЕНКО, СУРКОВУ, ТОТ), чем нервировал аппарат и т.д.;
  12. Затягивал разбор дел на членов партии и не реабилитировал честных коммунистов.

В процессе проверки перечисленных выше фактов, комиссией установлено следующее:

  1. Что партком не обеспечил развертывания партийно-массовой работы, в результате чего последняя была на низком уровне и как следствие этого, — органы НКВД отрывались от жизни парторганизации;
  2. Тов. ШАМАРИН, как секретарь парткома, не только не организовывал критики недостатков оперативной работы и не мобилизовал парторганизацию на немедленную ликвидацию их, но не принимал мер к зажимщикам критики и самокритики – членам парткома ПАСТАНОГОВУ, МЕЛЕХИНУ, КРАВЧИНСКОМУ и др.

Кроме этого, идя на поводу у МАЛЬЦЕВА, не сумел вскрыть его вражеской деятельности, даже после решения СНК и ЦК ВКП(б) от 17/ ХI-1938г, согласившись «проработать» это решение в узком кругу на, так называемом партийно-оперативном собрании, на котором критика зажималась, а тов. ШАМАРИН не возглавил ее (критику);

  1. Материалами расследования установлено, что и сам тов. ШАМАРИН производил необоснованные аресты, применял несвойственные методы и т.д.

Так, например:

а) сотрудник ДТО т. ГНАТЫШИН заявил, что ШАМАРИНЫМ на ст. Тайга необоснованно был арестован нач.п/о отделения ИЛЬИН, без наличия компрометирующих данных. На Ильина было создано провокационное дело, и по этому делу ИЛЬИН расстрелян;

0002-1
ГНАТЫШИН Емельян Андреевич — Оперуполномоченный ОДТО НКВД ст.Тайга. Активный участник политических репрессий на Томской ж.д.

б) тов. ШАМАРИН является автором провокационного протокола арестованного КОРАБАНОВА (освобожден), в этот протокол ШАМАРИНЫМ внесены фамилии честных лиц: ИВАНОВА, ЛАКУШ, ФИЛИНА и др.;

в) с ведома т. ШАМАРИНА пом.нач.3 отд. КУДРЯВЦЕВ с начала доложил на тройку 5 дел на эсеров, а затем эти дела были дооформлены;

г) в протокол обвиняемого ФОРМОЗ (сознавшегося) ШАМАРИНЫМ были внесены фамилии таких лиц, как НИКИТИН и др., которых обвиняемый ФОРМОЗ совершенно не знал, а следовательно не мог и показывать о их принадлежности в антисоветской организации;

д) следствие эсеро-меньшевистской группы, которым руководил тов. ШАМАРИН, велось не по линии выявления действительных участников а/сов. организации, а по линии реализации нереальных показаний обвиняемого ФОРМОЗ, который допрошен был лично тов. ШАМАРИНЫМ по заранее составленной схеме;

е) с линии (от ЧЕРЕПАНОВА, ФИЛЬЧЕВА и др.) поступали сигналы о наличии в ОДТО провокационных следственных дел, но по этим сигналам тов. ШАМАРИН необходимых мер не принимал, чем усугублял последствия вредительства в ДТО.

  1. Имея сигналы о морально-бытовом разложении и фактах антипартийных поступков отдельных сотрудников ДТО (КОРСАКОВА, ПОТАПОВА, БАЛАБАНОВА, НЕФЕДОВА и др.) тов. ШАМАРИН не вел последовательной борьбы с ними, чем способствовал этому разложению.
  2. ШАМАРИНЫМ на партийно-оперативных совещаниях проводился зажим самокритики (факты с ДОЛЖАНСКИМ) и др.
  3. На партийном собрании от 25-27/VII-38г. при обсуждении дела НЕВСКОГО, тов. ШАМАРИН не дал политической оценки вражеской деятельности НЕВСКОГО, а в своем выступлении ограничился одним лишь обобщением фактов, приведенными другими товарищами о недостатках партийной работы, тогда как на этом собрании приводились данные о фабрикации следственных дел.
  4. В коллективе ДТО общественно-политическая работа была слабо организована, в результате имели место среди работников склоки, распри и т.д. (машбюро), ШАМАРИН, находясь в этом коллективе, как секретарь парткома, не направлял партгруппу на налаживание воспитательной работы, наоборот устранился от этого.
  5. ШАМАРИН, как секретарь парткома, получив материалы из Оренбурга на КРАВЧИНСКОГО б.нач-ка ОК и зам.секретаря парткома УНКВД о его связях в бытность, там с врагами народа, о зажиме им самокритики долгое время не ставил вопрос на обсуждение в парторганизации, больше того, партком имел ряд сигналов от партгруппы ОК о непартийном поведении КРАВЧИНСКОГО, однако дело было разобрано спустя продолжительное время.

Обвинения, предъявленные тов. ШАМАРИНУ в участии арестов сотрудников ДТО НКВД, израсходовали 13 тыс.рублей, задержке документации вражеской деятельности НЕВСКОГО и др., расследованием не подтвердились.

КОМИССИЯ:                                (ЕВСЕЕВ)

                                                        (МАТРОСОВ)

                                                        (МЕЛЬНИКОВ)

Обьяснение ШАМАРИНА А.В в бюро партийного коллектива УГБ УНКВД НСО от 25.04.39 г.

П-44, оп.2, д.6717, 0073П-44, оп.2, д.6717, 0074П-44, оп.2, д.6717, 0082П-44, оп.2, д.6717, 0083П-44, оп.2, д.6717, 0084П-44, оп.2, д.6717, 0085П-44, оп.2, д.6717, 0086П-44, оп.2, д.6717, 0087П-44, оп.2, д.6717, 0088П-44, оп.2, д.6717, 0089П-44, оп.2, д.6717, 0090П-44, оп.2, д.6717, 0091П-44, оп.2, д.6717, 0092П-44, оп.2, д.6717, 0093

В бюро партийного коллектива

УГБ УНКВД НСО.

от  члена ВКП(б) ШАМАРИНА

Андрея Васильевича.

 

О Б Ъ Я С Н Е Н И Е

 

По существу выставленных против меня обвинений, как члена партии, даю партбюро следующие объяснения:

Работа бывшего партийного комитета партийным собранием по моему отчетному докладу признана неудовлетворительной.

Решение партийного собрания правильное, так основной вопрос – правильно мобилизовать партийную организацию на разгром врагов народа, на борьбу с ошибками и извращениями, а последнее время на вскрытие ошибок и извращений в оперативно-следственной работе – обеспечен не был.

Фактически с момента выхода в свет решения ЦК ВКП(б) и СНК от 17 ноября до партийного собрания 10 марта 1939 г по настоящему, по-большевистски критика и самокритика развернута не была. Я допустил ошибку, что согласился с выдвинутым предложением, бывших членов парткома РОВИНСКОГО, МАЛЬЦЕВА решение 17 ноября 1938 года проработать на так называемом партийно-оперативном собрании, а не партийном собрании.

Свое предложение они обосновали тем, что решение ЦК ВКП(б) совершенно секретное, адресованное только руководителям партийных органов и органов НКВД и что объявлять его работникам неоперативных отделов нельзя. Тогда я смысла этого предложения не понял и согласился. Теперь для меня совершенно ясно, что это был маневр, при котором критика и самокритика оказались зажаты.

Я на партийно-оперативном собрании в своем выступлении обратился к членам партии с призывом вскрыть недостатки и извращения в следственной работе, члены партии выступали, но говорили о недостатках и извращениях, имевших место на периферии, а не в аппаратуре УНКВД.

По-моему тогда предложению было принято решение заслушать отчетные доклады начальников отделов о ходе выполнения решения ЦК ВКП(б), опять таки на партийно-оперативном собрании, а также было принято решение заслушать такие доклады нач.отделений с докладами и парторгов на партсобраниях партийных групп – как они обеспечивают важнейшее решение партии по вопросу нашей непосредственной производственной работы. Этим предложением я преследовал цель партийных организаторов повернуть непосредственно лицом к производственной работе, быть ответственными за большевистское выполнение указаний ЦК ВКП(б) и СНК, но парторги этого не выполнили, а я как секретарь парткома не проверил, не организовал проведения этих собраний.

До решения ЦК ВКП(б) и СНК от 17/XI партийная организация односторонне была мобилизована на разгром врагов народа, на быстрейшее окончание дел, но вопрос о борьбе с ошибками, как он должен ставиться при выполнении всякой работы, был забыт. Партийные группы осуждали ошибки, но они не поднимались на должную высоту в обсуждении. А вражеское руководство на совещаниях говорило об ошибках (корректировка протоколов, нереальные записи при допросе), как будто было против них, а на деле теперь ясно, что потворствовали им, были инициаторами их.

Был разрыв между партработой и производственной деятельностью. Его организовали бывшие руководители – враги народа, не допускали парторганизацию к работе. И это не только здесь, а всюду. Я был бессилен пробить эту брешь.

Критика и самокритика зажималась вражеским руководством, начальниками отделов УНКВД и ДТО.

В ДТО это было вскрыто со стороны врага народа НЕВСКОГО, со всей остротой в августе месяце, к сентябрю месяцу стало известно о фактах зажима самокритики в ОК КРАВЧИНСКИМ. Урок этот был доведен мною до сведения парторганизации в сентябре месяце 1938 года.

Я поставил отчет парткома и в своем отчете подробно останавливался на извращениях в работе, на зажиме самокритики со стороны НЕВСКОГО призывал коммунистов вскрыть это и в других отделах. Но на собрании были вскрыты лишь факты по 1 спец-отделу в отношении БЕБРЕКАРКЛЕ (уже сидевшего), дальше этого не пошло.

512-06-09
БЕБРЕКАРКЛЕ Феликс Вильевич — Начальник 8-го Отдела УГБ УНКВД НСО. Подписывал приказания на расстрелы и сам  участвовал в расстрелах.

Я допустил ошибку, не сообразил тогда обследовать состояние критики и самокритики и следственной работы в отделах УНКВД, чтобы доложить собранию конкретные факты, а такая постановка не развернула критики на собрании, но беда в том, что сейчас это для меня, когда коммунисты в результате критики раскрыли глаза ясно, а тогда я не заметил совершаемой ошибки, понадеялся, что собрание само по отчету парткома расскажет, где и что есть. Я из собрания вынес заключение, что в других отделах благополучнее, а по существу это был результат зажима критики и самокритики, самими же членами парткома.

Лично мне предъявляется факт зажима самокритики в отношении тов. ДОЛЖАНСКОГО.

Я сейчас не помню персонально арестованного, о котором говорил на оперативном совещании тов. ДОЛЖАНСКИЙ – он сказал, что протокол был написан нереальный – липовый, я точно знал, что допрашивал и записывал лично ДОЛЖАНСКИЙ, поэтому я в своем выступлении сказал, что кого же собирается винить тов. ДОЛЖАНСКИЙ – сам написал липовый протокол, сам немедленно и исправь.

Ведь это было после разоблачения НЕВСКОГО, после того собрания, когда все эти извращения были вскрыты, когда уже боролись с этими извращениями. Нельзя же, например, сейчас если бы кто допускал эти извращения проходить мимо и в порядке самокритики выслушивать, а совершившего гладить по головке. А в ДТО уже тогда была именно такая обстановка. Уже перестроилось большинство и этого требовали настойчиво.

Мне на партсобрании т. ВАЛЕВИЧ брошено обвинение в том, что партком шел на поводу у МАЛЬЦЕВА, что были случаи, когда якобы даже заседание парткома прекращалось, если МАЛЬЦЕВ звонил и вызывал начальников отделов. Я заявлю, что таких случаев не было. На поводу у МАЛЬЦЕВА я не шел. Служебно я от него зависим не был, а стало быть, даже если заподозрить меня в подхалимстве и карьеризме, то это не будет соответствовать обстановке и действительности.

С оперативной работой я считался, поэтому, дни собраний, лекций я согласовывал.

Не может эта зависимость исходить и из бытовых связей с МАЛЬЦЕВЫМ, как меня в этом пытаются обвинить. Я с МАЛЬЦЕВЫМ в быту никак связан не был.

На собрании проведено 2 случая – это посещение мною квартиры МАЛЬЦЕВА 8 ноября и на охоте.

Объясню: 8 ноября я был один, жена болела, лежала в больнице. Мне позвонил т.СОЛОВЬЕВ, что я приглашаюсь к МАЛЬЦЕВУ. Я ответил, что жена болеет, я не пойду. Мне СОЛОВЬЕВ сказал, что будет все областное руководство (работающее теперь), и отказ просто неудобен. Я ответил согласием.

Действительно, там было человек 50. Посидели, выпили малость и оттуда уехали в просмотровый зал, а я домой.

На охоту пригласил т. ПАСТАНОГОВ на место охоты, о котором он много раз говорил, как о хорошем месте, но далеком (100 км). Зная я, что едет МАЛЬЦЕВ и МЕЛЕХИН – поехали. А на охоту, откровенно говоря – я любитель, манило нетронутое место, а не МАЛЬЦЕВ. Мне перед ним лебезить никакой нужды не было.

Была взята еда из ларька в счет наших же лимитов, так что это в то время было законно. Водка была, но не прав, тов. ВАЛЕВИЧ, что мы пьянствовали, а не охотились. Были шофера и знают, что хоть и выпили, но я целый день бродил по лесу, лазил по озерам и убил больше всех (13 шт.)

Меня удивляет заявление на партбюро т. МУРИНА, что он меня много раз видел у МАЛЬЦЕВА в компании ПАСТАНОГОВА и ЗАЙЦЕВА (по выходным дням). Это ни на чем не основанная клевета. Весной и осенью в выходные – я на охоте. Летом на рыбалке и на коллективных экскурсиях. Всюду со мной моя жена – тоже охотник и рыбак, зимой на работе. На дачах, как это говорили на собрании, не жил, не только на тех на которых жил МАЛЬЦЕВ, а даже на общих не хотел, чтобы не подумали, что я использую свое общественное положение.

Всему этому я могу выставить десятки свидетелей. Круг своих товарищей на охоте настолько ограниченный, что меня считают, что я скрываю хорошие места, а на самом деле я люблю быть на охоте с малой компанией и езжу я всегда с женой и 1-2 товарища хорошо известных мне. Я это докажу даже фотоснимками, которых у меня несколько сот.

Жена моя, якобы пьянствовала у МАЛЬЦЕВЫХ. Мне странно, как это товарищи, коммунист забыли, не хотят сказать правду. Моя жена, будучи больной, день и ночь занималась общественной работой потому, что я воспитал ее так за 12 лет и это не только в Новосибирске. Так было и в Омске, и в Барнауле, и в Тайге, и в Новосибирске. Ведь это знают все член партии, все члены коллектива, которые работали в одно время со мной в этих городах.

Она окончила кавшколу, она призовой стрелок, она имеет все значки по нормам ФК и Обороны, она спортсмен-гимнаст, фотограф, планерист, охотник.

С МАЛЬЦЕВОЙ она, как и с другими женами, конечно, встречалась, но только не на пьянстве. Она бывала там, когда готовили подарки участникам боев у озера Хасан. Была МАЛЬЦЕВА и у нас в квартире один или два раза, так у нас в квартире бывало очень много женщин по разным вопросам к ней.

Если даже она и выпивала (чего я не допускаю, потому что ей пить нельзя), то ведь не это ее вело к МАЛЬЦЕВОЙ. Зачем же теперь затемнять полезную общественную работу человека на протяжении ряда лет одной рюмкой. Ничего не делая, пьянствуя, она не могла бы иметь такого разнообразия знаний.

Так же странно заявление на партсобрании т. ЗЕЛЕНКО о том, что я, живя в Новосибирске, уже до 2-х десятков квартир сменил, а нуждающихся не обеспечил. Ведь он прекрасно знает, что я как приехал, поселился в квартиру и больше никуда не двигался. Зачем такие заявления, чтобы сгустить краски?

Партийное собрание правильно раскритиковало работу парткома по вопросам партийного просвещения и культбыта массовой работы.

Отмеченные недостатки, безусловно, имели место. Но нельзя же, по-моему, охаивать всё.

Лично я – это подчеркиваю, много делал и сделал по партийному просвещению, но не все. И недостатки всегда возможны, так как мысль всегда идет вперед делая одно, находишь, что еще можно лучше сделать, тем более коллективная мысль, высказанная на собрании, а вопросы партпросвещения поставлены по новому, тут и впредь много будет и должно быть новшеств. Я считаю, что по партпросвещению я лично много работал и уделил много внимания, члены нового партбюро знают и пусть сами оценят.

По бытовым вопросам: по моей инициативе был перенесен лагерь детсада вместе с пионер-лагерями и дачами. Отстроено 3 дома, детская кухня, произведен в ремонт всех помещений, были организованы женщины на убору территории, устройство клумб и обстановку домиков. Туда же организовались массовые экскурсии сказать, что хорошо было – неправильно. Много нужно еще делать и впредь.

Вопрос со столом заказов, ларьком и прочее. К столу заказов была прикреплена целая комиссия. Она регулировала все вопросы, возникавшие недоразумения почти ежедневно.

Случай с молоком для щенят, когда мне позвонили, я потерял всякое равновесие, и что было в моем лексиконе оскорблений, выложил их КАШКИНУ и ГОЛОМЗИКУ, в тот же день прикрепили и БАРЫШЕВА и молока нашли.

Был еще случай – один пенсионер – фамилию точно не помню но, кажется ЛЫСИКОВ был болен, жена ко мне обратилась, и я немедленно принял меры – их прикрепили к столу заказов.

МАЛЬЦЕВ и начальники отделов были прикреплены к спец-ларьку. Были там лимиты, отпускаемые центром, отпускались товары почти неограниченно. Жили они на дачах, лимиты переносились в ту столовую. Я считал это законным. Лимиты существовали законно, уравниловки быть не должно. И сейчас существует список, по которому отпускаются товары неограниченно и в первую очередь.

Очевидно МАЛЬЦЕВА, да возможно и другие, пользуясь этими правами, брали что надо и не надо, но я не проверял.

В отношении т.КОРСАКОВА. За его поступки морального разложения т.КОРСАКОВУ партгруппа объявила выговор. Вопрос должен был стоять на парткоме, но к этому времени за ним был отмечен повторный случай и парторг высказал мнение, прежде чем разобраться и второй случай на партгруппе, а затем уже передать в партком. Я согласился, вопрос ставился, но отложили на партгруппе – доследовать.

Мое отношение к КОРСАКОВУ. Я с ним работал 2 года, был безупречный человек, общественник. Не пил. Я искал причины, почему КОРСАКОВ запил. Разговаривали дважды с ним, с его женой, ни он, ни жена не объяснили. А на днях подал тов.КОРСАКОВ рапорт о том, что на него КОРТУНКОВЫМ не честно от ГОТОВЦЕВА и БАЛИЦКОГО требовались показания, как на участника к-р организации. Я верю КОРСАКОВУ, что с этого хорошего настроения не будет, а сказать он побоялся, даже мне (по-моему, он меня знал не плохо). Но как видно и не в этом причина, так как КОРСАКОВ продолжает пить и безобразничать. Уже 24/IV снова был пьян. Партгруппа безусловно оценит его как коммуниста.

О НЕФЕДОВЕ. За пьянство он сидел и весь оперсостав это знал. Приказ об отстранении был написан и подписан, его РОЗИН не объявил, чтобы НЕФЕДОВ закончил одно дело следственное.

Я же сразу, как принял ДТО НЕФЕДОВА, вовсе отстранил и поставил вопрос перед Москвой об увольнении (это знают ДЖИНЧАРАДЗЕ, ВОРОНКОВ, ГУБАНИЩЕВ и есть документы).

Сигналы т. ФИЛЬЧЕВА по нарушению НЕФЕДОВЫМ революционной законности, расследовались КОРТУНКОВЫМ медленно и не глубоко. Им же была составлена докладная в Москву на базе 3-х показаний без проверки дел.

Я потребовал документации более солидной, так как вопрос стоит о пяти сотрудниках, и без документации было преждевременно. Но уже тогда же всех этих сотрудников от следствия отстранил, и уже тов.ПЕТРОВ и ВОРОНКОВ, по моему заданию более глубоко эти  материалы исследовали, послали докладную и то Москва потребовала ряда уточнений, не решив вопрос о привлечении к ответственности.

О ШАТАЛОВЕ. При РОЗИНЕ он отсидел 15 суток за пьянство, и была послана аттестация на увольнение. Я ему ещё 15 суток дал за тоже и уволил своей властью, поставив перед Москвой вопрос о подтверждении моего приказа. Москва подтвердила, а парторганизации он не нашей, поэтому все материалы сообщались той парторганизации, в которой он состоит и там вопрос о нем разбирался (есть к сказанному все документы).

О ПОТАПОВЕ. Я фактов пьянства за свое руководство и бытность секретарем парткома не знал. Были известны старые факты по ст. Усяты, так они разбирались и в партийном и административном порядке. По партлинии дали выговор, а по административной ставился вопрос об увольнении, но в то время Москва не согласилась. Должен дать справку, что все это происходило, когда я жил и работал в Тайге. Это можно проверить по документам.

О БАЛАБАНОВЕ. Я знаю его ещё по Тайге, где он у меня работал в ОДТО, человек слаб к выпивке. Там по моей инициативе ни один раз ставился вопрос на партсобрании (знает т.КОРСАКОВ и др.работники). Все последующие факты уже за время моей работы в ДТО расследовались КОРТУНКОВЫМ, но почему то решение не выносилось, а когда я вступил в исполнение Зам.Нач.ДТО, то при мне БАЛАБАНОВ отсидел 15 суток. Тов.ПЕТРОВ расследовал все материалы, написал заключение, послали в Москву на увольнение, сообщили в Томск парторганизации, БАЛАБАНОВА от работы отстранили, из партии исключили (ко всему сказанному есть документы).

О КАМЕНСКОМ. Пропажа часов  и расследование велось КОРТУНКОВЫМ при РОЗИНЕ, результат не знаю. Я тогда не подозревал, что КАМЕНСКИЙ может взять, да и взял ли, не знаю. При мне: мне позвонил т.ГРАМОЛИН, спрашивает продавало ли ДТО пишущую машинку. Я ответил, что нет. ГРАМОЛИН мне сказал, что счета подписаны КАМЕНСКИМ. Я тут же вызвал т.ГУБАНИЩЕВА, предложил ему немедленно проверить. На следующий день т.ГУБАНИЩЕВ представил счета с подписью КАМЕНСКОГО и печатью. В тот же день КАМЕНСКОГО я уволил. Дело отдал расследовать, привлечь КАМЕНСКОГО к судебной ответственности.

О БАТАЛИНЕ. Материал давно передан парторгу. Было 2 собрания, но не было БАТАЛИНА (командировка). Последний раз нельзя было поставить потому, что был отчет парторга, вопрос более важный, и о БАТАЛИНЕ сняли.

Томский случай пьянки расследовал т.ВАЛЕВИЧ, закончено не было, в каком положении сейчас – не знаю.

Был случай появления БАТАЛИНА в тире на стрельбу пьяным. Я потребовал его отвода из команды перед судьей, а на утро сказал т.ГУБАНИЩЕВУ, чтобы разобрали и этот случай (это было в дни годовщины РККА).

Если в этом хотят найти покрывательство, то даже человек, хотевший этого не смог бы сделать, так как БАТАЛИН слишком хорошо известен парторганизации, а тем более не имел таких намерений. Немного задержали разбор потому, что он одно время 1938 года перестал пить.

О КРАВЧИНСКОМ. Материалы о нем ТРЫНДИНЫМ был переслан в Оренбург, я узнал месяца через 2 после того, как был избран секретарем, запросил его, получив его, потребовал уточнения, в это же время производил уточнение показаний ГАДАЕВА, по моему поручению МАЛИНИНЫМ. Я изучил материалы партгруппы, получив объяснение от КРАВЧИНСКОГО и считаю, что опоздание было на 2-2.5 месяца, потому что других вопросов, связанных с партсовещанием было много, дело КРАВЧИНСКОГО отложил.

Москве ОК материалы были сообщены в ноябре или октябре, через секретариат УНКВД. Только уж не то руководило мной, как на собрании говорил т.ВАЛЕВИЧ, что ему на 80% известно о том, что я по заданию МАЛЬЦЕВА хотел сохранить КРАВЧИНСКОГО. Почему не на 100%, почему тогда я послал материалы в ОК Центра. Ересь. КРАВЧИНСКИЙ мне никто и вовсе не нужен.

Вообще, о компрометирующих материалах на членов партии, имевшихся в отделе кадров. То, что мне сообщено было, не задерживалось разбором. Был дан один список – по нему разобраны. Но в том то и дело, что во все материалы партком не посвящался. А материалы лежали и у Особо-уполномоченного ИВАНОВА и у КРАВЧИНСКОГО, которым запрещалось их давать до полного расследования и решения по адмлинии. Объяснялось это тем, что надо в начале проверить это и правильно, но когда там же лежали и окончательно проверенные материалы – это не правильно. Вот со СМИРНОВЫМ. Ведь я раза три, да МАЙЗУС раза четыре ходили к РОВИНСКОМУ и ФИЛАТОВУ, пока это дело получили. Тоже было с материалами ЛОГИНОВА.

Относительно дела т.РУМШЕВИЧ. Не я был инициатором его ареста, арестовывали без согласия парткома. Дело доложено было локанически на партгруппе и парткоме, а мною и на партсобрании, что он враг народа, арестован и все. Материалов же не проверили. Да вряд ли бы и разрешили это сделать.

По ДТО. Я считаю, что после ареста НЕВСКОГО в августе на партсобрании было вскрыто все вредительство НЕВСКОГО в области следствия и агентурной работы.

Много дел было пересмотрено и освобождено  арестованных, с несвойственными методами следствия покончили.

По аг.работе созывали совещание работников периферии. Я лично делал доклад по развороту аг.работы, проверки компанейски завербованной, по указанию НЕВСКОГО, агентуры и оказавшейся неработоспособной. Тогда же давались указания и по следствию по пересмотру дел, освобождении арестованных без материалов. Лично я создавал 2 бригады и командировал для налаживания работы в ОДТО в марте и апреле 1938 года. Сам ездил в Белово в октябре, пересмотрел все дела, освободил несколько человек, дал указания по делам. Просмотрел ар.работу и дал указания по разработкам и аг.работе вообще, требуя разворота её. Много дел здесь в ДТО пересмотрел, порученных для просмотра мне и лиц без материалов арестованных – освободил.

Когда уже оставался руководить аппаратом ДТО (15 февраля), то освободил 35 человек ещё.

Как я работал при НЕВСКОМ?

Я, будучи помощником, кое-какие малозначащие бумаги, подписывал и провел два групповых следственных дела по эсерам и корейцам. К санкциям на арест отношений не имел. Сам их по своим делам получал у НЕВСКОГО.

Один раз НЕВСКИЙ мне дал справок штук 150-200, представленных с ОДТО для рассмотрения и дачи санкции. Я из них не более 10 утвердил, где были материалы, подтверждающие справку, а на всех остальных написал или поставил вопрос об увольнении, или взять в разработку, а в отношении бракоделов давал даже указания, вызвать и поговорить почему он плохо работает и принять, исходя из этого, меры адмвоздействия или прочтения морали (тогда на дороге было очень плохо).

После этого НЕВСКИЙ мне справок на утверждение не давал, их рассматривал сам и РОЗИН.

Лично я представлял справки на основе материалов. Будучи в Тайге, я только ликвидировал свои групповые разработки «Троцкисты», «Эфир», «Концентрат», «Баптисты», «Эсеры» и ряд других (клички забыл, если нужно можно взять учет) и дела формуляры.

Незаконные аресты в ДТО производились по указаниям НЕВСКОГО, который ссылался на авторитет руководства Наркомата. Да об аресте определенных категорий были и официальные директивы в отношении категории, известных бюро парторганизации.

Тов.ФУРСОВ на основе дела о САБАНОВЕ (сын чиновника) и НАЗАРОВЕ (б/офицере) делает вывод, что я «липак», т.е. фабриковал дела на невинных людей, вписывал в протокол пушки и пулеметы, которых, по его словам, не было.

Тов. ФУРСОВ не имел еще разработок лично им проведенных и не верит, сам очевидно допрашивал нечестно и не верит, что обвиняемые могут рассказать истину.

Это дело возникло в агентуре. Разработка «Эфир» — вел его я в Тайге, лично с тов.КОПТЕВЫМ, работало 4 агента материалы перекрыты, было у них и оружие и радиостанция в лесу – налаживали связь с закордонном.

П-4, оп.18, д.5736, 0002-1
КОПТЕВ Леонид Гурьевич — Оперуполномоченный ОДТО НКВД ст.Тайга. Парторг Тайгинского РО НКВД. Активный участник политических репрессий в 1937-1938 гг на Томской ж.д. Фальсифицировал допросы, подписывал обвинительные заключения.

На следствии они сознались, по их показаниям Нач.РО НКВД ст. Тайга ВЕРЕЩАК изъял пушку (3-х дюймовую – тело) остов пулемета и ящик патрон, арестовал группу, хранивших это оружие по заданию к-р организации. ( это правда, что ВЕРЕЩАК нашел запчасти от старой брошенной еще колчаковцами при отступлении пушки, потом этот брошенный ствол стал в отчетах ВЕРЕЩАКА самой настоящей боевой пушкой. Маниакальное желание его выслужиться и доказать, что на территории Тайгинского района присутствовали вооруженные к-революционные организации, привело его к тому, что он собрал весь военный мусор по району (пустые ленты от пулеметов, ржавые стволы и штыки, запчасти и т.д, благо, что после  гражданской его валялось много по трактам). Он также занимался подбросом боевого оружия уже арестованным и этапированным жителям Тайгинского района и это через несколько дней после проведения обыска!! Как это было с арестованным ЗЕПП. Прим.автора)

Верещак И.И
ВЕРЕЩАК Илья Иванович — Начальник Тайгинского РО НКВД. Один из главных организаторов и исполнителей политических репрессий в отношении жителей Тайгинского района. Обладал маниакальной подозрительностью к людям. После перевода из Тайгинского района в Убинский район НСО начальником отделения, сумел так запугать население и коммунистов района, что обком был вынужден уволить его из органов НКВД.

Из сотрудников ДТО я лично никого не арестовывал, вопросов об аресте не ставил и за делами не наблюдал. Наблюдал лично НЕВСКИЙ, вел КОРТУНКОВ, и никто к ним не допускался.

Мне было 2 поручения по делам сотрудников.

Первое:

Арестованный САБАНОВ уже был приговорен тройкой к ВМН и написал заявление о даче дополнительных показаний. Я тогда работал в Тайге, но приезжал с делами в Новосибирск. Меня послал или РОЗИН или НЕВСКИЙ – не помню в особый корпус допросить его, так как это арестованный был, по-моему делу «Эфир». Я поехал. Он мне заявил, что ему известно о сотруднике БАЛИЦКОМ, что это связано с закордонном и шпионом КРУЛИКОМ (проходивший по делу «Эфир»). Я допросил, протокол передал НЕВСКОМУ.

КРУЛИК тогда был жив, САБАНОВ тоже, и можно было по делу сделать все уточнения и очные ставки, проводившему следствие КОРТУНКОВУ. А в марте, когда я остался руководителем, я БАЛИЦКОГО освободил.

Второй случай. В протоколе допроса ШИШКОВСКОГО (допрашивал кажется МЕЛЬНИКОВ) фигурировали фамилии ряда студентов НИВИТ`а, в том числе и ДОЩЕЧКИНА, нашего сотрудника – быв.студента, как участников организации. Когда мне об этом сказал РОЗИН, я поехал передопросить ШИШКОВСКОГО сам. ШИШКОВСКИЙ показал, что утвердительно он сказать не может и привёл ряд фактов, на основе которых он указывал его как участника организации – это факты выпивки и один случай распространения клеветы в отношении т.СТАЛИНА – довольно не точно. Я поставил ряд уточняющих вопросов. Было ясно, ШИШКОВСКИЙ в первом случае врал и вернувшись доложил, что все эти факты легко проверить и ДОЩЕЧКИНА полностью реабилитировать. Материал был передан КОРТУНКОВУ. ДОЩЕЧКИНУ это нигде не указывается в документах, и он лично не знает.

Материал на тов.ЗЕЛЕНКО мною проверялся и проверяется. На тов.СУРКОВУ и ТОТ нечего проверять, вопрос ясен. У тов.СУРКОВОЙ осужден зять. У т.ТОТ  первый муж за границей (быв.военно-пленный). Это везде указывается в документах дела. Не мог же я одного освободить, второго вернуть из-за границы или нигде не указывать об этом.

Но товарищи работают, и вопрос об увольнении не стоит. Если бы было такое мнение, то я имел право без Москвы любую и обоих уволить. Я этого не сделал.

Деньги 13 тыс.рублей или даже больше (можно точно узнать) давались, как спецфонд в распоряжении нач.ДТО на улучшение питания следователей и лимиты для руководящих лиц. Это обусловлено директивой. Деньги расходовались по личным распоряжениям НЕВСКОГО и РОЗИНА, а при мне фондов уже не было (с января они закрыты, а я с 15 февраля), но знал, что НЕВСКИЙ приложил к ним руку. Это обнаружили с РОЗИНЫМ после НЕВСКОГО и написали в Москву, документы не признали действительными.

При РОЗИНЕ – деньги выдавались начальникам отделений под «отчет», и они ими распоряжались, представляя после счета буфета, часть шла в виде пособий, тем же следователям при отпусках. Я считал и считаю, это тоже использованием по назначению. По расходам 4-го квартала при сдаче дел РОЗИНЫМ и при приеме документов от КАМЕНСКОГО была обнаружена недостача. КАМЕНСКИЙ объяснил это неувязкой документов по взаиморасчетам с т. КОВНЕВЫМ и банком. Я дал возможность ему проверить. Теперь установлено, что это растрата, и он в совокупности с первым преступлением привлекается за это к ответственности.

О жалобах. Действительно, жалобы не разобраны. РОЗИН выделял 2-х сотрудников на их разбор- тов.БАТАЕВА и КОРТУНКОВА, они часть жалоб разобрали, а потом их он переставил на другую работу. Других не выделил, и я этой работы не обеспечил. Виновен. Тут нужно было в ущерб другой работы выделить сотрудников. Я этого не сделал.

Указаний о документации вредительской работы НЕВСКОГО я и по сей день не видел и не знал. Первый раз слышу. Где это, кем скрывается, не знаю. Прошу партбюро проверить, а нач.ДТО т.БЕЛОВУ я доложу.

Общий вывод. Я несу полную ответственность перед партией за то, что как секретарь парткома не сумел вскрыть вражеской работы ГОРБАЧА, НЕВСКОГО и МАЛЬЦЕВА, а отсутствием критики и самокритики, за извращение и ошибки, которые вследствие этого допускались.

Я ответственен, как руководитель, что приняв ДТО, не сумел быстро пересмотреть следственные дела, ответственен и за то, что т.МЕЛЬНИКОВ, уже 21 апреля допустил запись очной ставки, не соответствующую показания свидетеля. Я ему, разумеется, указаний не давал, но как руководитель значит не сделал все, чтобы освободить сотрудников от этих ошибок, не ударил по тем, кто их не признал, допустил и в последнее время и решение Обкома ВКП (б), в связи с этим о снятии меня с руководящей работы органов НКВД считаю безусловно правильным.

Никакого другого вывода для себя, как только честной работой в любой должности на любом участке, освободившись от этих ошибок, доказать партии свою беззаветную преданность делу партии, тов.СТАЛИНУ.

Никогда ни карьеристом, ни шкурником я не был. Я сын партии. Куда меня поставит партия, там я и буду честно работать не глядя ни на что. Других у меня интересов нет, партия для меня – жизнь.

25.04.1939г                                                                     (ШАМАРИН)

Что же было с ШАМАРИНЫМ за все те преступления, которые он совершил? А можно сказать НИЧЕГО — выговор с занесением в учетную карточку.

П-44, оп.2, д.6717, 0125П-44, оп.2, д.6717, 0126П-44, оп.2, д.6717, 0147

 

 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s